Больше всего на этой неделе скандинавские СМИ волновались из-за дела режиссера Кирилла Серебренникова. Новость о том, что «известного российского театрального режиссера схватила полиция», немедленно передали все центральные газеты региона.

«В качестве художественного руководителя в одном из самых престижных театров страны — „Гоголь-центре“ в Москве — он делает смелые постановки, которые нередко задевают за живое российский консерватизм. Он принял государственный театр и дал ему новую жизнь, — пишет корреспондент Svenska Dagbladet в Москве Мария Георгиева. — Ну да, случаются у него обнаженные тела на сцене — так что ж из этого? Законы и бюрократия грозят оставить независимые театры в нищете — и это во времена экономического кризиса!» Автор рассказывает, как она смотрела в театре Серебренникова постановку по «Мертвым душам» Гоголя, где тот спрашивает: «Ну что тебе надо от меня, Россия?» (Svenska Dagbladet, 22.08).

«В культурной среде все считают, что он пал жертвой охоты на ведьм, — пишет Dagens Nyheter (23.08). — Ведь он часто бросал вызов истеблишменту и открыто критиковал Кремль за стремление подвергнуть искусство цензуре». Лия Ахеджакова в социальных сетях сравнила его с Всеволодом Мейерхольдом (buzz.affcart.com, 22.08). Писатель Борис Акунин напоминает о «гнете сталинизма». Лидер оппозиции Алексей Навальный воспринимает задержание Серебренникова как «предупреждение художникам» и знак того, что «в преддверии президентских выборов в следующем году Кремлю нужна лояльность» (Adresseavisen, 22.08).

Ведущая норвежская газета посвятила этому событию пространную статью под названием «Сначала министр культуры поперхнулся водкой из-за гомофильского балета, а теперь и режиссера арестовали». Газета сообщает, что «Владимир Мединский позвонил в Большой театр сразу же после генеральной репетиции балета „Нуреев“, и его [балет] закрыли на следующий день… Ряд российских СМИ написали, что министр культуры дал понять: этот балет — „пропаганда гомосексуализма“ и „собрание извращений“. Постановка была запрещена по прямому указанию Мединского, пишет, в частности, ТАСС» (Aftenposten, 22.08).

«Россия заставляет нас вооружаться!» — так комментирует шведская газета Expressen фотографию президента Путина на отдыхе с удочкой в одной руке и щукой в другой. Известный большой и искренней неприязнью к России обозреватель Андерс Линдберг рассказывает о парламентском проекте военного бюджета: военное ведомство и гражданская оборона получат за период до 2021 года более восьми миллиардов крон. Но это только кажется, что денег много, предупреждает он…

Линдберг разбирает по пунктам «военную стратегию [министра обороны Швеции] Петера Хюльтквиста: 1) свобода от блоковых обязательств; 2) двусторонние договоры со многими странами, прежде всего с США, странами Северного союза, Польшей, Германией, Великобританией — на практике это означает многонациональные военные учения; 3) большие финансовые вливания в оборону — новые самолеты, ПВО, подводные лодки, возобновление военного призыва; 4) тотальная оборона, когда все общество и каждый по отдельности точно знают, что делать в случае нападения» (Expressen, 16.08).

В Дании тоже не ждут от России ничего хорошего — несмотря на то, что посол датского королевства в Москве Томас Винклер заверяет, что можно не опасаться военного нападения со стороны России, а «президент Путин не больше лишен разума, чем все остальные». В опубликованной на этой неделе колонке посол подчеркивает: «В России прекрасно знают — НАТО намного их превосходит, так что бросать прямой вызов совсем нежелательно для Москвы; … режим Путина скорее предпочтет гибридные операции прямой конфронтации как с НАТО, так и со странами ЕС».

Такое утверждение не вызвало восторга среди датских политиков. «Да как же это так — посол противоречит министру обороны?» — удивляется Насер Хадер, ответственный за внешнюю политику в Консервативной партии (министр обороны Клаус Юрт Фредриксен постоянно напоминает: Путин — это угроза – прим. ред.). Его коллега от Левой партии пошел еще дальше. «Я с послом не согласен, — говорит Микаэль Оструп. — По отношению к Путину нельзя расслабляться». На этом фоне министр иностранных дел Андерс Самуэльсен вовсе отказался комментировать заявление своего посла (Berlingske, 21.08).

В Швеции продолжают обсуждать фильм Оливера Стоуна о президенте Путине, показанный по государственному телевидению SVT. «Зачем SVT делает Путину рекламу?— спрашивает консервативная шведская газета Kristianstadsbladet. — Фильм плохой, а политическое решение, стоящее за его показом, — еще хуже!» Причина в том, что «если только пассивно смотреть, то впечатление от президента [России] получается очень хорошее — он скромен и очень мил, всегда стремится к диалогу с партнерами…». «Но это все — лишь потемкинские деревни! — предупреждает газета. — Полуправда здесь смешивается с откровенной ложью и заговорщическими выпадами» (Kristianstadsbladet, 17.08).

Пернилла Нурин, приглашенный автор Dagens Nyheter, говорит, что SVT не следовало показывать фильм режиссера Стоуна, потомку что он (фильм) «легитимирует Путина» (Dagens Nyheter, 19.08).

Кинокритик Микаэль Таппер в газете Sydsvenskan подозревает, что «Путин как раз больше всех удивился… такому явному обожанию» со стороны знаменитого режиссера, и, наверное, подумал, что «это у Стоуна такая журналистская тактика, — чтобы объект интервью потерял бдительность». Однако способность президента России «в любых ситуациях сохранить царственное выражение превосходства просто восхитительна!.. А Стоун, кстати, — плохой журналист. Впрочем, наши шведские журналисты тоже прославились умением плясать под дудку маститых политиков, в частности, Карла Бильдта [бывший премьер и министр иностранных дел Швеции]», пишет критик. (Sydsvenskan, 18.08).

О перспективах норвежской газовой отрасли в свете строительства «Северного потока – 2» размышляет деловое издание Е24. «Для [норвежской государственной добывающей компании] Statoil это могут быть плохие новости», — считает аналитик Датского банка Андерс Хольте. Тем не менее, эксперты не советуют инвесторам продавать акции Statoil (Е24, 22.08).

Из-за своего участия в проекте «Северный поток – 2», а теперь и в связи с намерением войти в совет директоров компании Роснефть, объявлен прессой еще одним «приспешником Путина» бывший канцлер Германии Герхард Шрёдер — и без того немало потерпевший в процессе сотрудничества с Россией. «Конечно, вклада в нынешнее экономическое благоденствие Германии у Шрёдера не отнять», — пишет обозреватель Гуннар Йонссон, — ему «в начале 2000 годов удалось радикально снизить безработицу; плодами этих реформ рынка труда удачно воспользовалась его преемница на посту канцлера Ангела Меркель». Но он [Шрёдер] «назвал Путина безупречным демократом», и это переполнило чашу терпения автора. «Отставным политикам непозволительно заниматься чем попало! — предостерегает он. — К примеру, идти на службу к заграничному авторитарному властителю — это вообще следовало бы запретить!» (Dagens Nyheter, 18.08).

Еще более категорична по отношению к Шрёдеру датская газета Jyllands-Posten: «На своем посту он не запомнился почти ничем хорошим, он проявлял высокомерие к малым странам, — даже ведущие социал-демократы в Дании вздохнули с облегчением, когда к власти пришла представительница буржуазной партии Ангела Меркель!» Но главная претензия состоит в том, что он «помог продвижению „Северного потока“ для транспортировки энергоносителей из Сибири в Западную Европу»; «у него много контактов, а русским это на руку!» (Jyllands-Posten, 21.08).

Датская газета Information продолжает рассказывать о том, как датские коммунисты празднуют столетний юбилей Октябрьской революции. «Нас рано списывать со счетов, у большевиков еще многому можно научиться!» — говорят они, «попивая пиво в парке и раскуривая  кубинские сигары ручной работы, которые так любил Фидель Кастро» (Information, 21.08).

Но есть и более серьезный анализ. Доктор истории Кристиан Эгандер Скув утверждает: «Революция в России была проектом модернизации, основанной на религиозных ожиданиях… Большевики стремились вырваться из железных оков повседневности; в противоположность христианству с его раем на небе они хотели создать утопию на земле с помощью дисциплины и усилия воли».

Вместе с тем он считает революцию настоящей катастрофой. «Если посчитать всех, кто умер, то 100 лет коммунизма равняются 100 миллионам [человеческих жизней], — это больше, чем любой из самых жестоких конфликтов ХХ века, включая фашизм, не говоря уже о тех конфликтах, которые мы переживаем сейчас». На это в комментариях читатели отмечают, в частности, что «конечно, у социализма было много скелетов в шкафу, но все-таки гораздо меньше, чем у того общественного строя, против которого он боролся» (Information, 21.08).

С некоторым опозданием отреагировала шведская пресса на частный визит короля Карла XVI Густава и королевы Сильвии в Москву. Он состоялся 2–4 июня в связи с 70-летием жены шведского предпринимателя и мультимиллиардера Бертиля Хюльта. Его образовательный концерн EF (English First) имеет отделения в 116 странах мира, в том числе и в России. Сам же Хюльт известен дорогостоящими торжествами с участием знаменитостей, которые он проводит по всему миру. На его собственном 70-летии чета Бернадотов также присутствовала.

На этот раз король и королева не воспользовались официальным самолетом, а летели регулярным рейсом из стокгольмского аэропорта Арланда. Сам праздник проходил в субботу 3 июня, а уже 4 июня они прилетели обратно в Стокгольм также регулярным рейсом.

При всех этих обстоятельствах критике подверглись не сами монаршие особы, а МИД и правящая партия социал-демократов.

«Довольно-таки странно, — замечает представитель Умеренной партии по вопросам внешней политики Ханс Валльмарк, — мы тут жалуемся на опасное положение вокруг Балтики, а наш глава государства, как ни в чем ни бывало, отправляется в Москву!» Аллан Видман, член Либеральной партии и председатель парламентского комитета по обороне, считает, что МИДу следовало рекомендовать королевской чете отказаться от этой поездки, поскольку «Россия точно употребит ее в пропагандистских целях!»

Со своей стороны и королевский двор, и МИД сообщили, что они проводили консультации и поставили в известность посольство в Москве; однако в официальном королевском протоколе эта поездка не значилась, так как была частной.

Специалист по спецслужбам профессор университета в Лунде Вильгельм Агрелль возражает: «Глава государства ничего не может делать в частном порядке! При том, на каком уровне находится сейчас официальный обмен визитами между нашими странами, понятно, что тут пойдут разговоры… Действия монарха по отношению к другим странам — это не его частное дело. А то, что всю историю скрыли, делает ее еще более сомнительной» (Dagens Nyheter, 22.08; Svenska Dagbladet, 22.08; Expressen, 22.08).

Туристическая привлекательность России выглядит не слишком заманчивой в репортаже Оке Лагера из близкой к евангелической церкви консервативной шведской газеты Världen Idag. «Транссибирский экспресс» — не роскошь, а не слишком комфортабельное средство передвижения для небогатых местных жителей, такой вывод делает журналист. Окрестную природу и старые деревянные дома с резными наличниками он изображает с большой симпатией. Зато не вызывает у него восторга сам поезд с его покрытым копотью неизменным вагонным «самоваром», усталыми пассажирами, дремлющими среди дня на своих полках, свесив босые ноги, и не менее усталыми проводницами, курящими на станции…

«Питание здесь — не шедевр кулинарии, но хотя бы оно есть!» — радуется автор, фотографируя азу с макаронами в пластиковой тарелке. Даже тигр на фотографии, оскалив зубы, недвусмысленно выражает недовольство жизнью, настроение ему испортил квартирный вопрос — в местном зоопарке, похоже, плохо с жилплощадью… (Världen idag, 17.08).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.