Накануне инаугурации Владимира Путина в 90 городах России состоялись акции протеста, которые сопровождались массовыми задержаниями и провокациями со стороны «титушек» — людей, работающих на российские власти, сообщает «Газета выборча» (05.05). Эти выступления сравнивают с московскими событиями 6 мая 2012 года, которые завершились арестами и уголовными делами против некоторых демонстрантов, а одновременно стали предлогом для окончательной расправы с «белой революцией». Сейчас, по оценкам социологов, протестный потенциал в России снизился: выйти на улицы готовы лишь 8% россиян, то есть в три раза меньше, чем шесть лет назад.

Нынешний «хозяин Кремля», напоминает издание, отработал уже три президентских срока (два четырехлетних и один шестилетний), кроме того, он фактически оставался главой государства, формально занимая пост премьер-министра. Сейчас Путин начинает новый этап, к окончанию которого за его плечами будет 24 года пребывания у руля страны, и если он решит сохранить свой пост, то «побьет рекорд» Иосифа Сталина. На очередных выборах Путин добился беспрецедентного результата, получив 76,69% голосов при явке в 67,54%, однако, оппозиция говорит, что он вел нечестную игру и, по сути, «боролся с тенью», ведь к выборам не допустили ни одного реального конкурента.

Инаугурация Путина прошла на фоне протестных выступлений и дипломатического бойкота со стороны иностранных государств, развивает тему «Дзенник газета правна» (07.05). Самым удивительным, отмечает автор публикации, было то, что россияне вышли на улицы не только в Москве и Петербурге, но и в провинциальных городах, не отличавшихся обычно гражданской активностью. Во многих из них демонстранты подверглись нападению казаков и представителей проправительственных военизированных организаций, акции жестко пресекала полиция: по всей стране было задержано более полутора тысяч человек. Мир обошли кадры, на которых несколько крепко сложенных полицейских тащат в автозак 14-летнего подростка.

Другим неприятным для Кремля фактом, добавляет журналист, стало отсутствие влиятельных иностранных гостей на инаугурационной церемонии. Лично поздравить Путина не решили даже поддерживающие хорошие отношения с Россией президент Сербии Александр Вучич, турецкий лидер Реджеп Эрдоган или австрийский канцлер  Себастьян Курц. Своего давнего друга навестили только бывшие премьер-министры Италии и Германии — Сильвио Берлускони и Герхард Шредер.

На этот раз Путин решил не ехать на церемонию в Кремль через пустую столицу, а ограничил территорию мероприятия стенами древней царской резиденции: он вышел из своего кабинета и преодолел 300 метров до Большого Кремлевского дворца на новом, созданном по его распоряжению автомобиле проекта «Кортеж», пишет «Газета выборча» (07.05). Когда новый российский лимузин преодолел свои первые метры на официальной службе, 66-летний Путин легким шагом поднялся по высокой лестнице и прошел мимо собравшихся гостей в Андреевский зал, где принял присягу.

После этого президент выступил с речью. В ней, как обращает внимание издание, он ни единым словом не упомянул ни о союзниках своей страны, ни о ее врагах, и говорил о России, словно об отдельной планете, изолированной от мира и самостоятельно борющейся со своими проблемами.

От помпезного «возведения на трон» Владимира Путина веяло безнадежностью, констатирует еженедельник «Впрост» (07.05). Залы сияли золотом, придворные хлопали и с воодушевлением пели гимн, телекамеры летали над толпой, пытаясь запечатлеть лица дам, которые с обожанием слушали своего любимого вождя, но в итоге главной звездой мероприятия стал не Путин, а новый лимузин для представителей российской элиты, на котором тот прибыл. Последний отрезок пути к своему новому сроку «вечный президент» преодолел уверенным пружинистым шагом, символизирующим жизненную энергию государственной системы. «Только накачанные ботоксом щеки выдавали, насколько закоснелой становится власть, когда она настолько концентрируется сама на себе. Впрочем, все вышло действительно красиво. Жаль только россиян», — подводит итог журнал.

В своем выступлении на церемонии вступления в должность Путин подчеркнул, что России придется решать насущные внутренние проблемы, и, как полагают эксперты, для проведения реформ Кремлю, лишенному из-за западных санкций внешних источников финансирования, придется повышать пенсионный возраст и вводить новые налоги. Проводить такую непопулярную политику президент поручит Дмитрию Медведеву рассказывает «Жечпосполита» (07.05).

Ссылаясь на мнения российских политологов, автор комментария прогнозирует, что перемен россиянам следует ожидать в ближайшие два-три года, поскольку в 2021 году должны пройти парламентские выборы, а накануне них власти постараются не провоцировать напряженность в обществе. Медведев в качестве главы правительства служит гарантом того, что реформы будут касаться не политической, а лишь экономической сферы. При этом рейтинг премьера может пострадать и ему, скорее всего, не удастся стать кандидатом на президентский пост в 2024 году: в сознании россиян к этому времени он будет ассоциироваться с болезненными мерами.

9 мая в Москве прошел традиционный парад в честь дня Победы над гитлеровской Германией, на котором демонстрировались образцы исторической и современной военной техники. Сотрудник варшавского Центра восточных исследований Петр Жоховский в эфире «Польске радио» (09.05) предлагает взглянуть на это событие внимательнее и разобраться, какое послание с его помощью посылает российское министерство обороны. «Россияне хотят показать нам, какие направления развития вооружений они считают приоритетными. Россия продолжает готовиться к войне на суше. Среди новинок можно выделить гусеничных роботов: они используются в условиях близкого контакта с противником. Кроме того, заметен интерес россиян к арктической технике», — объясняет аналитик.

Все свидетельствует о том, что Россия готовится к операциям, которые потребуют быстрых действий в сложных условиях, говорит второй гость радиостанции — сотрудница Польского института международных отношений Агнешка Легуцка. Она полагает, что Москва может развязать очередной конфликт, ведь события недавнего прошлого демонстрируют, что военные операции способствуют росту рейтинга действующего главы государства.

При Путине военные парады в честь окончания Второй мировой войны вновь, как в советские времена, стали демонстрацией силы страны, а с 2008 года день 9 мая превратился в главный национальный праздник, пишет «Жечпосполита» (09.05). Все ожидали, что на Красной площади появится техника, о которой недавно с такой гордостью рассказывал в своем ежегодном послании президент, однако, из «супероружия» зрители увидели только гиперзвуковые ракеты комплекса «Кинжал», размещенные на борту МиГ-31.

Между тем, отмечает газета, российская армия продемонстрировала много других современных вооружений: ракетный комплекс «Ярс», впервые показанный на прошлогоднем параде танк «Армата», робототехнические комплексы «Уран-6» и «Уран-9», беспилотные аппараты, а также печально известный ЗРК «Бук» (при помощи такого оружия в июле 2014 году россияне сбили в небе над Украиной пассажирский самолет, принадлежавший малазийской авиакомпании).

По словам бывшего командующего силами США в Европе Бена Ходжеса, Россия — главная угроза для США и их союзников. Об этом он заявил в интервью каналу «Тэ-фау-эн» (09.05), указав на агрессивный характер политики Москвы и ее специфическое отношение к любым соглашениям. Генерал привел известный афоризм, гласящий, что «договор, заключенный с Россией, стоит не больше чем та бумага, на которой он был написан», и призвал сохранять бдительность, поскольку Кремль уважает не документы, а силу.

По мнению собеседника телеканала, Россия может провести операцию против какой-то из стран Балтии, Польши или Румынии, стремясь дискредитировать Североатлантический альянс и показать, что тот не способен защитить своих членов. НАТО может сдержать Москву от совершения такой страшной ошибки: для этого ему следует нарастить потенциал на восточном фланге и повысить скорость реагирования своих сил. «Мы должны показать, что мы умеем перемещаться так же быстро, как россияне, или даже быстрее, а потом можно поддерживать такие отношения, какие были у нас в эпоху холодной войны», — заключил Ходжес.