Она стреляет ракетами, летящими со скоростью два километра в секунду, и может поражать цели, двигающиеся в два раза быстрее. Она способна одновременно взять на прицел 80 различных вражеских самолетов, дронов и крылатых ракет на расстоянии в 400 километров и засечь боевые самолеты-невидимки, которые ранее уклонялись от обнаружения.

Но, возможно, самым опасным аспектом российской зенитно-ракетной системы С-400 «Триумф» является ущерб, который она нанесла силе воздействия антимосковской программы санкций Вашингтона и согласованным усилиям США по изоляции России от остального мира.

Несмотря на широкий спектр санкций против российской оборонной промышленности, направленных на перекрытие каналов ее прибыльного экспорта, и запрет на покупку С-400 другими странами, Россия успешно наращивает продажи того, что большинство экспертов считают самой передовой системой противовоздушной обороны в мире.

За прошедший год соглашения о покупке С-400 подписали Турция и Индия, первые поставки по своему контракту получил Китай, а Саудовская Аравия, Катар и Ирак начали переговоры о сделках по приобретению находящихся под санкциями систем.

Если режим санкций Запада, впервые введенных в марте 2014 года, был призван отрезать Москву от остального мира и изолировать ее критически важные отрасли, то установленные на грузовиках ракетные пусковые установки являются примером того, как эти усилия потерпели неудачу.

«Об изоляции России речи не идет. Об этом даже никто не говорит, — говорит главный редактор российского журнала „Экспорт вооружений" Андрей Фролов. — Есть большие прорывы благодаря Китаю и Индии… Месседж состоит в том, что Россия по-прежнему открыта для бизнеса».

Введенный с 2014 года — после аннексии Россией Крыма — режим санкций со стороны США при поддержке Великобритании, ЕС и других западных союзников был призван изолировать Москву, ограничив ее доступ к внешнему финансированию, торговле и дипломатической поддержке, чтобы заставить администрацию президента Владимира Путина изменить свой политический подход.

Санкции, изначально нацеленные против российских политиков, обширного энергетического сектора и военно-промышленного комплекса страны, становятся все более узконаправленными против частных лиц и бизнеса.

Выдвинутые против Москвы обвинения во вмешательстве в выборы 2016 года в США, допущении применения химического оружия в Сирии и попытке убийства бывшего шпиона Сергея Скрипаля в Великобритании этой весной привели к ужесточению ограничений.

Но если меры направлены на то, чтобы сделать Москву международным изгоем, одиноким и токсичным государством, то они не достигают цели.

Все более тесная дружба с Китаем обеспечила Москву международными финансами, новыми торговыми возможностями и дипломатическим весом. Москва также углубила связи с целым рядом стран Ближнего Востока, от Турции до Израиля, от Саудовской Аравии до Ирана, расширив свое влияние в регионе, пока Америка колебалась.

В то же время неиссякаемый поток посещающих Кремль лидеров ЕС, прямые иностранные инвестиции европейских корпораций и сохраняющийся спрос на российский экспорт нефти и газа опровергают воинственную риторику Брюсселя.

«Изоляция невозможна, это понятно, — говорит Андрей Быстрицкий, председатель дискуссионного клуба „Валдай", российского аналитического центра. — Это было возможно 30 лет назад, в советское время. Тогда было всего два блока. Но сейчас есть куда больше вариантов».

Когда дело доходит до изоляции России, реальность не соответствует риторике. Пока крупные оборонные сделки, такие как соглашения по С-400, вызывают гнев Вашингтона, все крупнейшие экономики ЕС спокойно продолжают вести бизнес со своим восточным соседом.

Берлин, являясь ключевым сторонником санкций, связанных с аннексией Крыма, последовательно поддерживает «Северный поток — 2» — российский газопровод, прокладываемый по дну Балтийского моря, который, по мнению оппонентов, только усилит влияние Москвы на поставки энергоносителей в Европу.

Президент Франции Эммануэль Макрон, который был специальным гостем Владимира Путина на ежегодном Петербургском экономическом форуме в начале этого года, сказал хозяину: «Дорогой Владимир. . . давайте сыграем вместе». Вскоре после этого французская энергетическая группа «Тоталь» купила 10-процентную долю в российском проекте «Арктик СПГ-2» стоимостью 25,5 миллиарда долларов, а в прошлом месяце открыла новый завод недалеко от Москвы.

Трубы для строительства трубопровода "Северный поток - 2" в финском Котке

Великобритания является одной из самых воинственно настроенных по отношению к Москве стран. Но при этом британская энергетическая группа «Бритиш петролеум» («Би-пи») остается одним из крупнейших иностранных инвесторов России благодаря своей 19,75-процентной доле в «Роснефти» — находящейся под санкциями нефтяной компании, контролируемой Кремлем.

«Посмотрите на „Тоталь", которая берет столько, сколько может. Посмотрите на „Би-пи", — говорит руководитель крупной международной энергетической компании. — Нельзя изолировать такую большую и важную страну, как Россия. Это никогда не сработает».

На конференции в Вероне в прошлом месяце заместитель премьер-министра Италии Маттео Сальвини сказал российским делегатам, что они «миротворцы», и призвал итальянские компании найти пути обхода санкций ЕС. «В 2018 году нам не нужны санкции, нам не нужны войска. Нам нужен диалог, нам нужна дружба, — сказал он. — Хочу поблагодарить итальянских бизнесменов… за сопротивление, за проявленную инициативу».

Западные дипломаты в Москве в частном порядке признают, что санкции не смогли достичь эффекта, которого желали многие вводившие их правительства.

В том, что в значительной степени позволило экономике России, размер которой составляет 1,6 триллиона долларов, медленно подстраиваться, некоторые винят поэтапное внедрение санкций. Другие утверждают, что достаточный объем денежных средств, необходимых для того, чтобы компенсировать последствия, Кремлю обеспечило начавшееся с 2016 года восстановление цен на нефть и сырьевые товары. Однако третьи утверждают, что многим странам не хватило решимости довести эти меры до конца, опасаясь ущерба для своих собственных компаний.

Немецкий концерн «Даймлер» строит недалеко от Москвы завод, который в начале следующего года начнет выпуск седанов мерседес. Американский аэрокосмический гигант «Боинг» летом этого года открыл в Центральной России завод по производству титановых компонентов. Европа покупает у России больше газа, чем когда-либо в истории.

Вся эта деятельность говорит о том, что для руководителей компаний Россия слишком велика и прибыльна, чтобы позволить политике встать у них на пути.

«Есть что-то жизненно важное в роли бизнесменов и политиков, продолжающих диалог, — сказал исполнительный директор „Би-пи" Боб Дадли на конференции в Вероне. — Бизнес имеет все большее значение в сближении мира. Есть много сил, пытающихся нас разъединить».

С момента введения санкций против «Роснефти» в 2014 году «Би-пи» заработала там 90,7 миллиарда рублей (1,3 миллиарда долларов — прим. автора) дивидендов, согласно информации на сайте российской корпорации. «Очень сложно долго оставаться в бизнесе, принимая чью-то сторону… Мы стараемся строить мосты», — добавил Дадли.

По сравнению с 2014 годом «Роснефть» удвоила объем добычи нефти по совместным проектам с иностранными компаниями до 1,4 миллиона баррелей в сутки благодаря партнерским отношениям с норвежской, вьетнамской и индийской группами.

«Я убежден, что взаимовыгодные беспроигрышные связи будут развиваться и впредь, а дальнейшая эскалация санкций, как ни парадоксально, ограничит возможности самих США», — заявил в Вероне глава «Роснефти» Игорь Сечин, которому запрещен въезд в Соединенные Штаты.

Кремль сделал серьезную ставку на то, что применение Вашингтоном международных санкций против Москвы лишь вынудит третьи страны дистанцироваться от США.

«С нашей точки зрения, довольно ясно, что, пытаясь изолировать Россию, Америка делает все возможное, чтобы изолировать саму себя, — говорит один азиатский дипломат в Москве, пожелавший остаться неназванным. — Даже европейцы разрабатывают собственную независимую политику в отношении России».

В то время, как западные санкции были призваны перекрыть дипломатические возможности Владимира Путина, он агрессивно выступил по новым направлениям.

Интервенция Москвы в Сирии, начавшаяся в 2015 году и направленная на развязывание войны на стороне режима Башара Асада, наряду с укреплением торговых и дипломатических отношений с Турцией и потеплением исторических связей с Израилем и Ираном, сделала Владимира Путина влиятельным игроком на Ближнем Востоке.

Но именно в отношениях России с Китаем и Саудовской Аравией произошли самые драматические и эффективные изменения в эпоху санкций. Благодаря личным дружеским отношениям Владимира Путина с председателем КНР Си Цзиньпином и наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом, Россия опиралась на Эр-Рияд и Пекин не только при осуществлении продаж С-400.

Владимир Путин и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман Аль Сауд во время встречи. 14 июня 2018

Благодаря новым сделкам по поставкам нефти, продажам сельскохозяйственной и оборонной продукции на торговлю с Китаем в прошлом году пришлось 15,5% всего российского товарооборота по сравнению с 10,6% в 2013 году. В то же время доля ЕС сократилась с 49,6% до 43,8%.

В сентябре Си Цзиньпин посетил Владимира Путина в российском городе Владивостоке, где они под блины с икрой подняли рюмку водки за дружбу, которая, по их словам, будет противостоять протекционизму США. Помимо беседы, лидеры двух стран посетили совместные военные учения с участием 300 тысяч военнослужащих, которые стали крупнейшими в России с 1981 года.

С Саудовской Аравией сделка по С-400 также стала частью более широкого дипломатического и торгового прорыва. В 2016 году Москва и Эр-Рияд объединили усилия для регулирования добычи и повышения цен на нефть.

«Сауди Арамко», государственная нефтяная компания королевства, стремится последовать примеру «Тоталь» и купить 30-процентную долю в том же газовом проекте, а также ведет с российской компанией «Сибур» переговоры о создании завода по производству нефтепродуктов.

Когда в прошлом месяце западные правительства и руководители бойкотировали конференцию в Эр-Рияде из-за убийства саудовского журналиста Джамаля Хашогги, Россия публично поддержала принца Мухаммеда и направила большую делегацию на это мероприятие. Она была вознаграждена сделкой по присоединению суверенного фонда Королевства к совместному российско-китайскому Фонду развития.

Некоторые аналитики рассматривают новые дружеские отношения России как показуху и задаются вопросом, являются ли они результатом долгосрочной стратегии или отчаянной спешки Кремля, который стремится показать Западу, что у него все еще есть друзья.

Один из западных дипломатов в Москве сказал, что, хотя историческое недоверие между Россией и Китаем говорит о том, что эти страны никогда не смогут построить полноценный геополитический союз, «это простой способ для них обоих получить ряд небольших преимуществ друг от друга и от популизма в США».

«Это немного и прагматизм, и стратегия, — говорит, отвечая на вопрос об отношениях Москвы с Китаем, Аркадий Дворкович, который до мая этого года был заместителем председателя правительства России. — Очевидно, что в данный момент это имеет смысл для России, учитывая западный контекст. Но и в долгосрочном смысле это отношения, которые мы хотим продолжать строить в будущем. Они являются наиболее важным рынком роста».

Разворот от Запада не устраивает всю российскую элиту.

Санкции медленно отрезают некоторым российским олигархам-миллиардерам доступ в западные страны с их банками, адвокатами, школами и здравоохранением, что стало частью их образа жизни. Три попавших под санкции бизнесмена были лишены приглашений на элитный Всемирный экономический форум в Давосе в январе следующего года. Заменить облик и гламур Лондона непросто.

«Новые партнерские отношения — это все хорошо, но, откровенно говоря, здешней элите комфортнее на юге Франции, чем на каком-то острове в Южно-Китайском море, — говорит один из попавших под санкции российских бизнесменов. — Новый мировой порядок явно лучше нынешнего. Но никто здесь не является большим поклонником китайской жизни».

Независимо от их воздействия, западные санкции, вероятно, будут сохраняться, по крайней мере, в среднесрочной перспективе. Победа Демократической партии на выборах в Палату представителей на прошлой неделе увеличила шансы на принятие законопроектов, вводящих дополнительные ограничения для российских банков и суверенного долга.

Мало кто ожидает, что переговоры Владимира Путина с президентом США Дональдом Трампом в Париже в воскресенье и в Буэнос-Айресе на саммите «Большой двадцатки» в конце этого месяца ослабят давление на Россию. «В советское время после встречи двух лидеров ситуация всегда улучшалась. Сегодня все наоборот, — говорит Быстрицкий. — В ближайшие год-два ситуация, я думаю, будет только ухудшаться».

Вашингтон в сентябре ввел санкции против китайских военных за закупки С-400, что вызвало жесткую отповедь со стороны Пекина. США также предупредили Индию, Саудовскую Аравию и Турцию, что они тоже могут столкнуться с последствиями из-за закупок зенитно-ракетных систем.

Невзирая на это, в прошлом месяце в Нью-Дели премьер-министр Индии Нарендра Моди приветствовал Владимира Путина объятиями, а затем была заключена сделка в размере пяти миллиардов долларов.

«Мы и впредь будем внимательно следить за тенденциями мирового рынка вооружений, предлагать нашим партнерам новые гибкие, удобные формы сотрудничества», — сказал Владимир Путин на заседании комиссии по продажам вооружений за рубежом.

Он добавил: «Это тем более важно в нынешних условиях, когда наши конкуренты часто прибегают к недобросовестным методам борьбы: они пытаются давить и шантажировать наших клиентов, в том числе посредством применения политических санкций».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.