Придя к власти, президент Трамп просигнализировал о своем желании улучшить отношения с Москвой, а во время предвыборной кампании пообещал «поладить» с президентом Владимиром Путиным и завоевать его уважение.

Теперь, когда спецпрокурор Роберт Мюллер завершил свое расследование, президент получил больше возможностей реализовать свою цель. Однако эксперты говорят, что за время после инаугурации в Вашингтоне многое изменилось, конгресс накладывает свои ограничения, а проводимая администрацией Трампа политика снижает вероятность примирения и существенного сближения с Россией в ближайшей перспективе.

За два с небольшим года пребывания Трампа в Белом доме Соединенные Штаты активизировали противодействие Москве вопреки нежеланию президента признавать российские угрозы. Конгресс ввел обширные санкции против России, проголосовав за них так, что президент не сможет их отменить своим вето. Администрация Трампа закручивает гайки Кремлю своей военной политикой, решениями по ядерному оружию и противодействием России в Венесуэле. Появились признаки новой гонки вооружений.

В результате обе партии в Вашингтоне укрепились во мнении о том, что надо выступать против любых попыток улучшить отношения с Москвой. Трампу будет трудно преодолеть такое препятствие у себя дома. Столь же сложно ему будет заключать сделки с Путиным по широкому кругу спорных вопросов за рубежом.

«После инаугурации в двусторонних отношениях утекло так много воды, что он уже не может начать с чистого листа», — заявил эксперт по России из исследовательского центра РЭНД (Rand Corp.) Сэмюэл Чарап (Samuel Charap).

В 2017 году конгресс, обеспокоенный нежеланием президента призвать Россию к ответу за ее вмешательство в выборы, принял пакет антироссийских мер в рамках закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA). Этот закон ограничивает возможности президента изменять или отменять карательные меры без одобрения конгресса. Администрация Трампа также ввела санкции против России за предполагаемое отравление бывшего российского шпиона в Британии и думает о последствиях инцидента в Керченском проливе, произошедшего в ноябре прошлого года, когда российский пограничный катер открыл огонь по трем судам украинского военно-морского флота, а их экипажи были захвачены.

Закон CAATSA создает немало проблем для Трампа. «Вступив в должность, он хотел отменить санкции, — сказала эксперт по России Анджела Стент (Angela Stent), работавшая в администрации Джорджа Буша и написавшая недавно новую книгу „Мир Путина" (Putin's World). — Но теперь это невозможно, потому что санкции утверждены конгрессом. Он не может использовать это в качестве рычага давления в отношениях с русскими».

В России кое-кто выражает надежду, что с окончанием расследования Мюллера появится возможность для улучшения отношений с Соединенными Штатами.

В понедельник председатель комитета по иностранным делам верхней палаты российского парламента Константин Косачев написал в Фейсбуке, что такая «возможность» для начала перезагрузки, наконец, появилась. Россия должна воспользоваться этим моментом для установления контакта с Трампом, написал Косачев, потому что утверждения о сговоре больше не висят тяжким бременем на Белом доме. По его мнению, главным пунктом повестки должен стать контроль над ядерными вооружениями.

«Доклад Мюллера перекладывает все козыри в руки Трампа, — сказал Косачев. — Есть шанс многое перезагрузить в наших отношениях, но вопрос в том, пойдет ли Трамп на такой риск».

После выборов 2016 года российское руководство надеялось, что с приходом Трампа появится шанс на снятие антироссийских санкций, на начало переговоров о контроле вооружений, на получение американской поддержки российских внешнеполитических приоритетов на Украине и в других местах. Однако, как считает Москва, американский внешнеполитический истэблишмент убил эти надежды и воспользовался утверждениями о российском вмешательстве в выборы, чтобы сорвать планы Трампа по улучшению российско-американских отношений.

Известный московский политолог Федор Лукьянов заявил в интервью, что представителям властей не следует питать большие надежды. Хотя Трамп часто говорит о необходимости улучшить отношения с Москвой, это только слова, ибо своими действиями он показывает, что не заинтересован в таком улучшении.

«Я лично опасаюсь, что сейчас могут возникнуть некие иллюзии относительно того, что произойдет нечто новое», — сказал Лукьянов, председательствующий в неправительственной организации «Совет по внешней и оборонной политике». Он сделал прогноз о том, что Кремль приложит новые усилия по налаживанию связей с Трампом, а может, попытается провести еще один саммит. «Но на мой взгляд, это абсолютно безнадежно», — добавил Лукьянов.

С тех пор как Трамп в конце 2016 года стал президентом, настроения в вашингтонских политических кругах в отношении России изменились в худшую сторону. Чиновники из администрации и других властных структур проводят жесткую линию, противодействуя таким образом беспечному, как им кажется, отношению Трампа к российским угрозам.

В отчете Мюллера, краткое изложение которого представил законодателям генеральный прокурор Уильям Барр (William P. Barr), «не установлено, что члены штаба Трампа вступали в сговор или взаимодействовали с российским правительством в целях вмешательства в выборы».

Однако спецпрокурор в ходе расследования подтвердил, что Россия дважды пыталась повлиять на исход президентских выборов 2016 года. Во-первых, она распространяла дезинформацию в социальных сетях, а во-вторых, взломала электронную почту Демократической партии и штаба Клинтон, и обнародовала украденные материалы. За это Мюллер предъявил уголовные обвинения российским гражданам и военнослужащим.

Однако Трамп усомнился в этих выводах. Во время прошлогодней встречи с Путиным в Хельсинки он сказал, что не верит американским разведывательным службам, а опровержения российского лидера назвал убедительными. Если Трамп не признает противозаконную деятельность Кремля, говорят эксперты, Вашингтон будет и впредь с недоверием и скептицизмом оценивать его действия в отношении России.

«Расхожая фраза в Вашингтоне на сегодня — это „враждебное влияние"», — сказал Томас Грэм (Thomas E. Graham), работающий директором консалтинговой фирмы «Киссинджер ассошиэйтс». При Джордже Буше он занимал пост старшего директора по России в Совете национальной безопасности. «Конгресс определенно считает, что Россия оказывает враждебное влияние. Администрация за вычетом президента тоже считает, что Россия оказывает враждебное влияние. Но высказывания президента говорят о том, что он не признает враждебное влияние со стороны России», — добавил Грэм.

По его словам, «президентским инстинктам в отношении России не очень доверяют», и выводы в отчете Мюллера такое отношение не изменят.

В России сторонники Путина увидели в отчете Мюллера доказательство того, что представления о российском вмешательстве в выборы в 2016 году в целом не соответствуют действительности, хотя следствие пришло к противоположному выводу.

Выступая на ежедневном брифинге для журналистов на тему завершения расследования Мюллера, кремлевский пресс-секретарь Дмитрий Песков сослался на одного китайского философа, который сказал: «Трудно найти в темной комнате черную кошку, особенно если ее там нет».

«Прошли столетия, но, к сожалению, по ту сторону океана этого так и не поняли», — добавил Песков.

Специалист по иностранным делам из верхней палаты парламента Алексей Пушков заявил по поводу выводов Мюллера, что они оправдывают Трампа перед лицом «виртуального заговора» американских СМИ и демократов, который был нацелен на демонизацию России.

«Агенты теории заговора дискредитировали себя, — написал этот российский законодатель в Твиттере. — Теперь им может поверить только идиот».

Российская государственная телевизионная сеть RT разместила пост в мессенджере Телеграм, в котором написала, что полученная в 2018 году «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост» Пулитцеровская премия за освещение российского вмешательства в выборы стала «премией за фейковые новости». Спустя несколько часов сын президента Дональд Трамп-младший разместил в Твиттере хэштег по поводу этой премии, назвав ее «наградой за фейковые новости».

Поскольку президент действует в условиях жестких ограничений, после завершения расследования Мюллера изменения в российско-американских отношениях могут происходить лишь постепенно в таких областях как двусторонние встречи и геополитические горячие точки типа Сирии и Афганистана.

Например, после инцидента в Керченском проливе Соединенные Штаты выдвинули условие: планирование встреч на высшем уровне в Белом доме возможно только после выдачи Россией украинских моряков. Чарап сказал, что Трамп может подать сигнал, отменив это условие и возобновив встречи между советником по национальной безопасности Джоном Болтоном и его российским коллегой Николаем Патрушевым.

Американские и российские представители рангом пониже продолжают проводить рабочие встречи, в том числе, переговоры по заключению соглашения о прочном мире в Афганистане, а также по соглашению с Северной Кореей о денуклеаризации. «Могут начаться дополнительные усилия по решению этих вопросов, но я думаю, что все это будет проходить медленно и постепенно, — сказала Стент. — Доклад Мюллера ничего радикально не изменит».

Несмотря на спад в российско-американских отношениях, президент неоднократно демонстрировал личную заинтересованность в их улучшении. И хотя его кабинет относится к этому с большим скептицизмом, некоторые неофициальные советники Трампа призывают его делать постепенные шаги к примирению. Играющий с президентом в гольф и беседующий с ним по телефону сенатор-республиканец Рэнд Пол подталкивает Трампа к улучшению отношений с Москвой.

Трамп проявляет интерес к переговорам по соглашению о контроле вооружений, которое было заключено с Россией в 1980-е годы. Он может возобновить усилия в этом направлении перед тем, как в 2021 году истечет срок действия этого договора об ограничении стратегических ядерных вооружений под названием СНВ-3. Администрация Трампа уже начала проводить совещания, обсуждая вопрос о том, продлевать или нет этот договор. Но президент пока не принял решение по данному вопросу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.