Квартал Каулусхайкара на улице Улланлинна практически целиком занимают здания, принадлежащие России. Этот участок известен всем как «улица Техтаанкату 1 Б».


Чтобы попасть в посольство России, нужно пройти через стальные ворота, а затем — через две двери. У ворот нас встречает представитель посольства. Он здоровается с нами по-фински и по-английски и проводит через центральный вход. Мы оставляем верхнюю одежду в гардеробе и поднимаемся по ступеням в зал на третьем этаже, где нас уже ждут Павел Кузнецов и Сергей Беляев.


Кузнецов — посол, полное название его должности — Чрезвычайный и Полномочный посол Российской Федерации. Беляев — советник-посланник и переводчик. Говоря дипломатическим языком, они — первое и второе лица, представляющие Россию в Финляндии.


Круглый стол из ценных пород дерева, за которым проходит наше интервью, стоит посреди зала, вокруг него расставлены антикварные стулья.


«Чаю или кофе?» — спрашивает посол.


На столе — российские конфеты в фантиках, пирожные и печенье.


Павел Кузнецов приступил к обязанностям посла России в Финляндии прошлым летом. Он — 59-летний мужчина с колоссальным опытом работы на высоких должностях: перед тем, как заступить на пост посла в Хельсинки, он был директором Генерального секретариата МИД России. Ранее он занимал должность посла в стране — члене НАТО Словакии.

Посол России в Финляндии Павел Кузнецов


Нынешнее финское поколение политиков плохо знает Кузнецова, поскольку его не было в Хельсинки больше 20 лет. Кузнецов был рядовым сотрудником посольства в Хельсинки в начале 1980-х, а также в начале 1990-х, когда распался СССР.


Лучше сразу перейти к делу. Тем — много. Главный акцент интервью сделан на международной ситуации и отношениях России и Финляндии.


Отношения западных стран и России весной 2018 года кажутся исключительно напряженными. Многие даже говорят о возвращении холодной войны, и для такого заявления есть множество причин.


Россия оккупировала Крым в 2014 году и той же весной стала участником войны на востоке Украины. В качестве ответа западные страны ввели экономические санкции, на которые Россия ответила контрсанкциями. В сирийской войне Россия воюет на стороне сирийского правительства. Америка, в свою очередь, наносит по нему ракетные удары. Западные страны подозревают, что Россия вмешивается в процесс проведения выборов в других странах. В начале марта дипломатический кризис усугубился из-за отравления нервно-паралитическим газом в Солсбери, и Запад обвиняет в произошедшем Россию.


Вскоре после этого скандала многие западные страны, включая Финляндию, выслали российских дипломатов.


Все это отразилось, в том числе, на отношениях Финляндии и России.


«Атмосфера в отношениях Евросоюза и России отразилась на активности финско-российских контактов», — говорит Кузнецов.


Он использует слово «серьезно», отвечая на вопрос журналистов «Хельсингин Саномат» (Helsingin Sanomat) о том, как изменились двусторонние отношения России и Финляндии после Крыма, войны на Украине и последовавших санкций. В соответствии с официальной позицией страны, он в первую очередь обращает внимание на сокращение товарооборота.


Затем он смягчает тон:


«Традиции взаимопонимания и добрососедства России и Финляндии, сформированные в течение многих десятилетий, не дали двусторонним отношениям рухнуть».


Кузнецов — официальный голос Кремля в Финляндии.


Этот голос нужно слушать очень внимательно. Кузнецов, будучи послом, исключительно строго придерживается официальной линии, и его ответы нельзя рассматривать как выражение личного мнения.


Иногда его речь напоминает литургию. Например, в тот момент, когда его просят сравнить три периода отношений России и Финляндии. Он начинает с 1980-х.


«Тогда мы говорили, что отношения с Финляндией — лаборатория мирного сосуществования государств с различными общественными и политическими системами. Несмотря на идеологическую тональность, наши отношения были полезными для обеих сторон, и взаимное уважение было их важнейшей чертой».


В Финляндии о двусторонних отношениях начала 1980-х с таким энтузиазмом не вспоминают.


В течение всего интервью Кузнецов так или иначе повторяет две основных мысли:


1. Напряженность в отношениях Запада и Востока вызвана западным лагерем.


2. С учетом нынешней ситуации, двусторонние отношения Финляндии и России находятся на максимально высоком уровне.


По словам Кузнецова, Финляндия и Россия могут обсуждать даже те вопросы, по которым их взгляды расходятся. С этим согласны и финны. Товарооборот стран постепенно возрастает, говорит Кузнецов. Ведется работа над масштабными проектами, такими как «Северный поток — 2» и «Ханхикиви-1».


«Мы не только слушаем друг друга, но и слышим, — говорит Кузнецов. — В последние полтора года мы отмечаем, что в отношениях появился курс на восстановление».


Дружелюбие и деловой тон в работе посольства на улице Техтаанкату проявлялся и во времена предшественника Кузнецова, Александра Румянцева. В Хельсинки отметили эту тональность, поскольку разница с посольствами России в других западных странах была очевидной.


Например, послы России в Великобритании и Норвегии используют довольно сильные выражения, и в аккаунтах посольств в Твиттере встречаются провокации и троллинг. Атмосферу на интервью с послами России в Швеции тоже с трудом можно назвать приятной.


Подчеркнутое дружелюбие в диалоге очевидно является осознанным выбором. Взгляды Финляндии и России часто не совпадают. Мнения стран, например, расходятся в двух важных вопросах: захват Крыма и ввод войск НАТО в Польшу и страны Прибалтики.


Финляндия считает захват Крыма незаконным. Россия выступает против размещения войск НАТО, а Финляндия считает, что при помощи таких действий ситуация в Прибалтике становится более стабильной.


Полиция безопасности Финляндии (SUPO) сообщила, что зафиксировала активные действия российской разведки в Финляндии. Несколько лет назад Россия превратила конфликт, связанный с вопросом о защите детей и их изъятии из российско-финских семей, в политический скандал. В 2016 году Россия пропустила на северной границе несколько сотен просителей убежища в Финляндию, хотя ранее страна следила за тем, чтобы к границе не было доступа людям без необходимых документов.


В Финляндии, в свою очередь, думают о введении ограничений в допуске людей с двойным гражданством к постам, важным с точки зрения безопасности страны. Эти ограничения связаны именно с российской угрозой.


Настороженность заметна и на более высоком уровне. Когда президент Финляндии Саули Ниинистё (Sauli Niinistö) сказал в ноябре 2014 года, что «казак берет все, что плохо лежит», это был очевидный намек на действия России на Украине.


В советские времена послы в Хельсинки были слишком весомыми лицами в Финляндии, и самым влиятельным из них в 1970-х был прямолинейный интриган Владимир Степанов.


Теперь у послов России другой статус. Финляндия относится к западным странам, является членом ЕС и участником программы партнерства с НАТО во имя мира.


Однако взять интервью у российского посла представителям свободной западной прессы не так уж легко. Даже подготовку к интервью можно назвать настоящей операцией.


Главный редактор «Хельсингин Саномат» Кайус Ниеми (Kaius Niemi) отправил запрос на проведение интервью 11 апреля. Всего через несколько часов пришел ответ от пресс-секретаря посольства: интервью можно провести в конце апреля.


Правда, посол хотел, чтобы вопросы отправили на электронную почту заранее. Таковы были условия проведения интервью. Редакция «Хельсингин Саномат» отправила длинный список вопросов, в которых главное внимание уделялось проблемам в отношениях России и западных стран.


Посольство выступило с предложением: посол ответит на эти вопросы по электронной почте, а затем у издания будет возможность задать дополнительные вопросы в ходе проведения интервью в посольстве. Прошла неделя. Ответов посла не было. Пресс-секретарь ответил, что посол не сообщил, напишет ли он «Хельсингин Саномат» заранее.


И вот мы, в конце концов, встретились в зале посольства. Советник-посланник Беляев вручает нам ответы в распечатанном виде, в общей сложности — 16 страниц. Кузнецов просит изучить ответы и задать дополнительные вопросы.


Посол неподвижно сидит на своем стуле, пока мы просматриваем стопку бумаги.


И хотя атмосфера довольно необычная, интервью проходит на хорошем деловом уровне.


Кузнецов вежлив. Ситуация становится напряженной только однажды: когда журналисты задают уточняющие вопросы о статусе Крымского полуострова.


«Сейчас Крым — часть России, как Москва и Санкт-Петербург», — говорит Кузнецов и дает понять, что разговор на эту тему продолжать бесполезно.


«Мы поддержали стремления крымчан, когда они провели референдум о независимости — в отличие от Косова, которое решило провозгласить независимость без волеизъявления населения в одностороннем порядке — и затем вошли в состав России в соответствии с уставом и резолюцией ООН».


Крым — одна из главнейших причин раскола во мнениях России и Запада. По мнению Запада, речь идет об оккупации. Референдум проводили под контролем российских солдат.


Существуют ли вопросы, связанные с Крымом, в которых Россия могла бы пойти навстречу?


«В каких аспектах?— сдержанно интересуется Кузнецов. — Будущее Крыма ясно. Это — часть Российской Федерации. Эта ситуация не изменится. Это решенный вопрос».


Другая главная мысль Кузнецова — глобальная виновность лагеря НАТО, возглавляемого США.


Существует причина, почему отношения стран испортились, говорит посол. В глазах России Запад стал предателем.


Россию очень сильно беспокоит тот факт, что в 1999 году к НАТО присоединились Польша, Чехия и Венгрия, а в 2004 году — Словения, Болгария, Словакия, Эстония, Латвия и Литва. Кузнецов наблюдал за этим представлением, словно сидя в первом ряду: в 2004 году он стал советником-посланником в посольстве России в Таллине.


Кузнецов поднимает тему предательства, когда его спрашивают, когда, по мнению России, ситуация, связанная с вопросами безопасности, начала становиться напряженной. В Финляндии распространено мнение, что на регионе Балтийского моря отразилась ситуация в Крыму и на востоке Украины.


Кузнецов формулирует свой ответ медленно и осторожно: «Доверие начало падать в тот момент, когда западные страны нарушили договоренность, что НАТО не будет приближаться к нашим границам. Конечно, эта договоренность не зафиксирована на бумаге. Однако когда лидеры нашей страны и западных стран договорились об объединении Германии (в конце 1980-х — начале 1990-х), было достигнуто взаимопонимание в отношении того, что НАТО не будет расширяться на Восток».


По мнению России, таким образом НАТО нарушила моральную договоренность, разрушила дух переговоров России и стран Запада. По мнению западных стран, никакого джентльменского соглашения никогда не было.


Россия также громогласно протестовала, когда в прошлом году в Прибалтику вошли первые батальоны НАТО.


Кузнецов признает, что это дело принципа. Несколько тысяч солдат НАТО не изменят баланс сил в регионе Балтийского моря.


Россия говорит, что НАТО агрессивно расширяется, однако по этой теме России можно задать встречные вопросы. Почему соседи России захотели присоединиться к НАТО? Почему они считают Россию угрозой?


Российская угроза — история, придуманная Западом, страхи были созданы искусственно, говорит посол. Россия только отвечает на действия НАТО, повторяет посол официальную линию России.


На вопрос, могли ли, например, война в Грузии 2008 года и события на Украине усилить страх жителей Прибалтики, Кузнецов отвечает, что «человеку в здравом уме тяжело представить, какую угрозу Россия может представлять для своих соседей в Прибалтике». По мнению балтийских стран, угроза уменьшилась именно благодаря вхождению стран в НАТО.


Кузнецов дает понять, что страны ЕС разделяются на два лагеря: на тех, кто хочет сотрудничать с Россией, и на тех, кто не хочет.


«Среди членов Евросоюза есть страны, которые готовы поддерживать с нами диалог и понимают, что мы тоже являемся частью европейского цивилизованного христианского мира».


Эстония, по словам Кузнецова, относится ко второй группе стран — членов ЕС.


«Они придерживаются такой логики: чем хуже отношения с Россией, тем лучше», — говорит он.


«В целом я убежден, что ни Россия, ни страны ЕС не считают нынешний тяжелый период положительным, — говорит Кузнецов. — Но я верю, что терпение принесет плоды. Верю, что отношения России со странами ЕС будут строиться с учетом основных интересов каждого партнера, а не исходя из геополитических игр, которые часто начинаются за пределами нашего континента».


Когда журналисты спрашивают о различиях Финляндии и Эстонии как соседей России, в адрес США вновь звучат обвинения в манипуляции.


«Я хорошо понимаю, что у эстонцев есть весомые факторы, учитывая историческое развитие страны и членство Эстонии в НАТО. Эти факторы значительно сокращают возможности продвигать свои национальные интересы вместо интересов учителей, которые находятся за океаном».


Его посыл откровенен и суров: Таллин пресмыкается перед США. Такова позиция большого соседа, который не принимает во внимание собственные взгляды Эстонии во внешней политике и позицию в вопросах национальных интересов.


Россия замечает злой умысел западных союзников во многих вопросах. Например, по мнению Кузнецова, попытка отравления в Солсбери пришлась на руку Великобритании, цель которой заключалась в «усилении напряженности в отношениях с Россией». Россия к отравлению не причастна.


Предполагаемая химическая атака в сирийской Думе была, по мнению Кузнецова, инсценировкой. «Ее использовали как повод для нанесения ракетных ударов по Сирии 14 апреля».


Даже протест против строительства газопровода «Северный поток — 2» — часть антироссийской компании.


«Благодаря продажам продуктов энергетики Россия получает большие доходы, которые используются, в том числе, для социального и экономического развития нашей страны. Это нравится не всем, что отражается в политике, направленной на сдерживание России, и в растущем санкционном давлении многих западных стран», — говорит Кузнецов.


Финляндию Кузнецов может рассматривать с позиций нескольких временных периодов.


Он окончил МГИМО в 1980 году и в том же году стал сотрудником посольства СССР в Финляндии. Он не выбирал Финляндию. Студенту — будущему дипломату язык для изучения выбирал Советский Союз.


Он с теплом вспоминает Хельсинки начала 1980-х.


«Лучшие воспоминания всегда связаны с молодостью. Это была наша с женой первая поездка за границу и в капиталистическую страну. Здесь была наша с женой первая совместная квартира, и здесь в 1981 году родился наш сын».


У Кузнецова есть эмоциональная привязанность к Хельсинки. Свободное время он любит проводить в лесу. Хотя они с женой и москвичи, «по своему складу мы, скорее, сельские жители».


Кузнецов — не самый большой поклонник спорта, но за время своего пребывания на посту посла в Финляндии он уже успел побывать на трех хоккейных матчах с участием клуба «Йокерит». Правда, это как болеть «за своих» — практически половина акций клуба «Йокерит» принадлежит россиянам, и домашняя арена клуба тоже находится во владении предпринимателей с гражданством России и Финляндии.


«Я — фанат „Спартака", но, когда „Йокерит" играют против другого клуба, то я болею за них», — говорит он.


По-фински он говорит довольно бегло, но на интервью все же прибегает к помощи переводчика, чтобы быть в своих словах максимально точным.


В последние годы существования СССР Кузнецов был в Москве. В Хельсинки он вернулся в 1991 году. Это был год хаоса, когда СССР распался. Дипломатическая работа была довольно «мучительной», вспоминает Кузнецов.


«Тогда Россия была слабой и практически перестала защищать свои национальные интересы», — говорит он.


Подобное мнение можно часто услышать как от официальных представителей России, так и от простых граждан. В современной России распад СССР воспринимается не как конец тирании, а как потеря статуса сверхдержавы.


Кузнецов приехал в Финляндию как посол летом 2017 года, когда в Финляндии стала популярной книга исследователя ультраправых организаций Антона Шеховцова «Россия и западные крайне правые: танго нуар». В этой книге рассказывается о курьезном случае с Кузнецовым, вызвавшем ряд вопросов.


По словам Шеховцова, в мае 2014 года у Кузнецова, который тогда был послом России в Словакии, взял интервью журналист газеты, которая изучала различные теории заговора.


В опубликованной статье сообщалось, что, по словам Кузнецова, Советский Союз экономически поддерживал коммунистические и социалистические партии развивающихся стран и стран Варшавского договора. Он отметил, что после распада СССР эта практика прекратилась, однако США продолжили подобную деятельность.


Следующим летом произошла утечка информации, и запись интервью была обнародована. В той части беседы, которая не была опубликована в статье, Кузнецов сообщал, что Россия собирается оказывать поддержку зарубежным деятелям, которые являются сторонниками укрепления сотрудничества с Россией. На практике это может означать, например, финансовую поддержку финским организациям, которые продвигают вопросы России.


Сейчас Кузнецов говорит, что речь шла не об интервью.


«Я очень хорошо помню, это была личная беседа. Я встретился с главным редактором газеты с прославянскими взглядами. Он спросил, может ли Россия оказать газете финансовую поддержку, как, это делают, например, американцы, которые активно помогают проамериканским общественным и политическим движениям, а также гражданским организациям в других странах».


По словам посла, он ответил, что у России такой возможности нет, поскольку в 1990-х Россия прекратила финансирование общественных движений и организаций за рубежом.


Теперь он добавляет, что законы России запрещают финансирование иностранных организаций. Деньги могут выделять только организациям соотечественников за рубежом, на детские праздники и так далее.


«Американцы же, напротив, в последние годы увеличили объем денежной помощи партиям и гражданским организациям, которые были созданы США для продвижения так называемой „демократии", изменения геополитической ситуации и осуществления „цветных революций"».


«В этом нет ничего хорошего. Мы видим результаты подобной политики, например, на Ближнем Востоке и на Украине».


Цветные революции он понимает как революции, совершенные при помощи внешней силы. В качестве примера он приводит Украину и Грузию. Россия никогда не считала волнения в этих странах народными выступлениями.


Посол без колебаний говорит об «информационной войне», которую западные страны ведут против России.


«Вы лучше меня знаете, в чьих руках находятся глобальные мировые медиаисточники».


По словам Кузнецова, Россия ведет информационную работу только при помощи государственного телеканала RT и Radio Sputnik.


«Нам тяжело предпринимать ответные меры».


Это заявление, вероятно, позабавит многих. Российские тролли и боты в Твиттере, поддержка крайне правых движений и партий в Европе, хакерские атаки, распространение дезинформации и даже вмешательство в западные демократические выборы — все это, по мнению России, выдумка Запада. Как и причастность России к отравлению в Солсбери.


«У меня есть к вам личная просьба, — говорит Кузнецов. — Если вы обнаружите доказательства, пожалуйста, пришлите их мне».


Во многих аспектах расследование приостановлено. С другой стороны, по мнению специалистов, замешанными в скандал часто оказываются неофициальные деятели, у которых есть связи с государством. Однако доказать эти связи с государством довольно сложно.


Интервью подходит к концу. Наша встреча продлилась полтора часа.


Советник-посланник Беляев интересуется, можно ли будет прочитать статью заранее. Мы договариваемся, что цитаты из нашей беседы они смогут прочитать до публикации статьи. В подобных случаях это — обычная журналистская практика.


Когда мы выходим из посольства, Кузнецов останавливается в фойе и поднимает взгляд на потолок. Здесь висит большая люстра, которая появилась в посольстве в 1952 году.


«На ней — изображения гербов 16 советских республик. Тогда Карелия еще была советской республикой».


Карело-Финская Советская Социалистическая республика была одной из формально суверенных советских республик в период с 1940 по 1956 год. Позже она была включена в состав РСФСР.


Но это уже совсем другая история. Хотя она тоже является частью наших долгих отношений с соседней страной.