Покушение в Солсбери

Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон написал статью в «Телеграф» (19.03), где проанализировал причины покушения на Сергея Скрипаля в Солсбери. Джонсон отметил, что российские власти и СМИ не сумели дать последовательного объяснения относительно природы газа «Новичок», использовавшегося при покушении: в различное время они опровергали существование «Новичка» как такового, заявляли об уничтожении всех его складов или утверждали, что все запасы газа оказались в других странах. Министр выразил мнение, что Россия делает свою вину очевидной и ограничивается лишь поверхностными оправданиями демонстративно, чтобы показать, какая судьба ждет любых недругов Путина, и запугать недовольных среди россиян.

Борис Джонсон сравнил Чемпионат мира по футболу в России этим летом с Олимпийскими играми в Берлине в 1936 году («Файнэншл таймс», 21.03). По его словам, российские власти используют чемпионат в качестве орудия пропаганды точно так же, как это делали нацисты. Кроме того, Джонсон указал на существенно меньшее число британских болельщиков, готовых ехать на чемпионат в Россию, по сравнению с Чемпионатом мира в Бразилии в 2014 году.

Журналист «Телеграф» (18.03) поставил покушение на Скрипаля в один ряд с «убийствами тысяч мирных жителей» в Сирии, вторжением на Украину и уничтожением самолета MH17. По его мнению, Путин использует террор для укрепления положения России, пользуясь схожими методами с СССР, — однако получается это у него лучше, поскольку он не ограничен идеологией марксизма и пользуется своим финансовым влиянием на Западе. В итоге Запад оказался разобщен и неспособен на коллективный ответ, из-за чего Путин продолжает оставаться безнаказанным.

Расследование покушения

Согласно источникам в британской полиции, ФСБ научилась на своих ошибках после убийства Литвиненко, что существенно затруднило расследование покушения на Скрипаля («Телеграф», 20.03). Если при убийстве Литвиненко его убийцы оставили следы полония по всему своему маршруту — в самолетах, отеле, нескольких ресторанах и стриптиз-клубе, в этот раз покушение было осуществлено куда чище. Предположительно, «Новичок» в виде геля был нанесен на вещи в багаже Юлии Скрипаль в России перед ее прилетом в Великобританию.

Российский химик Вил Мирзаянов, участвовавший в испытаниях «Новичка» и опубликовавший информацию о нем в прессе, за что он был арестован в 1991 году, заявил, что покушение на Скрипаля не могло быть осуществлено кем-то, не обладающим государственными ресурсами («Гардиан», 16.03). По его словам, использование «Новичка» невозможно без высокотехнологического оборудования и особой подготовки, что опровергает теорию об ответственности за покушение мафии, выдвинутую главой британской оппозиции Джереми Корбином. Миярзанов обвинил в покушении российские власти, поскольку только у них есть знания обо всех этапах создания и применения этого газа.

Полиция намерена осуществить эксгумацию трупов противников российских властей, скончавшихся в Британии при подозрительных обстоятельствах («Телеграф», 18.03). Многие из них умерли из-за внезапных проблем со здоровьем, — в частности, Александр Перепеличный упал замертво в возрасте 43 лет во время пробежки, и полиция не смогла установить причину его смерти. Теперь, когда британские власти получили доказательства разработки «Новичка» Россией с целью его использования в убийствах, они намерены исследовать более ранние инциденты на предмет связи с покушением на Скрипаля.

Международная реакция на покушение

Тереза Мэй отказалась наращивать антироссийские меры, ограничившись высылкой 23 сотрудников российского посольства в Лондоне, которые были объявлены незадекларированными агентами разведки («Файнэншл таймс», 20.03). Вместо этого она сосредоточилась на приближенных Путина, отмывающих деньги в Великобритании и обладающих там существенными состояниями.

Мэй намерена призвать глав европейских государств к высылке агентов российской разведки, чтобы подорвать «шпионскую сеть Кремля» в Европе («Гардиан», 21.03). Представители британских властей отметили, что задачей Мэй является не нанесение ущерба России, а ограничения вреда, который Россия может нанести европейским странам.

Несмотря на попытки Мэй добиться международной реакции на покушение, ответ Евросоюза оказался смешанным («Телеграф», 21.03). Греция воспротивилась жесткой антироссийской риторике, а Италия практически наверняка будет выступать с дружественных России позиций после победы евроскептиков на недавних выборах. Хотя Мэй сделала акцент на использовании Россией нервнопаралитического газа против гражданских лиц на территории иностранного государства, что делает произошедшее проблемой международного уровня, ей не удалось мобилизовать предполагаемых союзников.

Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер письменно поздравил президента Путина с победой на выборах, никак не упомянув покушение на Скрипаля («Файнэншл таймс», 20.03). В письме он сказал о важности отношений между Евросоюзом и Россий для безопасности континента и выразил надежду, что четвертый срок Путина поспособствует этой задаче, пообещав свою поддержку совместным начинаниям в этой области. Президент Франции Эммануэль Макрон тоже поздравил Путина, однако в отличие от Юнкера все же напомнил об «инциденте в Солсбери».

Дональд Трамп позвонил Путину, чтобы поздравить его с победой, и пообещал встретиться со своим российским коллегой «в недалеком будущем», чтобы обсудить «гонку вооружений» («Гардиан», 22.02). Трамп сделал это, несмотря на рекомендации советников, а Белый дом отказался пояснить, верит ли президент в справедливость победы Путина: по словам пресс-секретаря Трампа, администрация не считает это своим делом. Кроме того, в своем звонке Трамп не стал обсуждать покушение на Скрипаля. Его осудил сенатор Маккейн, по его словам, «лидеру свободного мира» не подобает поздравлять «диктаторов» с победой в «фальшивых выборах».

Глава британских лейбористов Джереми Корбин призвал власти страны не спешить в принятии антироссийских мер и предложил передать России образец использовавшегося при покушении газа, чтобы Кремль смог дать однозначный ответ относительно его природы («Индепендент», 20.03). В числе прочего он напомнил об ошибках, совершенных западной разведкой перед вторжением в Ирак. Журналист «Индепендент» назвал его реакцию «циничной» и напомнил о давней неприязни Корбина к Западу и НАТО, а также его симпатии к России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.