Информационная война США с Россией идет давно, с тех пор, когда президент РФ Владимир Путин «осмелился» проводить независимую от Штатов внешнюю и внутреннюю политику. Но гражданская информационная война — явление для Америки новое. После победы на выборах «президента-выскочки» ее начала поддерживающая демократов властная элита, в руках которой — ведущие печатные и электронные СМИ. К ней вскоре присоединились сначала «ястребы» от республиканцев, «оскорбленные» стремлением Трампа улучшить отношения к России, а затем и большинство конгрессменов-республиканцев.

Ведущие СМИ, как известно, отражают мнение элит. И уж коли эти элиты откровенно «осерчали» на Россию (ну не удалось американскую базу в Крыму создать!) и настроились «изолировать» ее везде, где только можно, начиная от финансов, технологий и заканчивая спортом, то сотрудники этих медиа будут следовать «курсу партии», не желая потерять работу.

На другой стороне информационного фронта был и остается весьма неоднозначный по характеру Дональд Трамп и несколько весьма незначительных по информационному воздействию независимых изданий и их авторов. Они — в обороне.

Пауль Р. Грегори, профессор экономики Хьюстонского университета, с присущей многим американским ученым мужам категоричностью заявил еще год назад в журнале «Форбс» (10.01.2017): Россия не может стать нашим другом. И объяснил это достаточно категорично: «Режим Владимира Путина базируется на том, что США — его враг номер один, в то время как Дональд Трамп не может заключать какие-либо сделки, которые вынудят его выглядеть слабым, или еще хуже — марионеткой Путина» (обзор за 10–16.01.17).

Еще одним поводом, выдаваемым за причину, стали голословные утверждения американских спецслужб во «вмешательстве России в американские выборы», которое «помогло» Трампу занять президентский пост.

Нового президента США довольно быстро — в течение полугода — вообще лишили возможности наладить отношения с Россией.

«В отличие от президента, сенаторы от обеих партий решительно высказались о необходимости занять жесткую позицию в отношении России, которая становится все более агрессивной на международной арене и репрессивной у себя дома», — писала 9 февраля 2017 года «Вашингтон пост» (обзор 07–13.02.17).

«Связи» команды Дональда Трампа с Россией оставались в центре внимания американских СМИ на протяжении всего 2017 года, и эта тенденция сохранится и в этом году. А усилия по его дискредитации сопровождались — и будут сопровождаться — параллельной дискредитацией России и ее президента Владимира Путина.

Журнал «Ю-эс ньюс энд уорлд рипорт» пытался убедить аудиторию, что «Президент России Владимир Путин скопил огромное состояние, возможно, даже самое большое состояние в мире». Правда, оговорился, что «методы оценки размеров его состояния являются довольно спорными». Ну а в подтверждение своих предположений привел «убедительные» мнения таких личностей, как Билл Браудер и Сергей Пугачев (обзор 14–20.02.17).

«Республиканцы превращаются в сообщников России, — уверяла публику „Вашингтон пост“ в марте прошлого года. — Еще год назад невозможно было себе представить, чтобы лидеры Республиканской партии выступали в качестве пособников во вмешательстве России в политическую систему США. Тем не менее, как это ни удивительно, именно такую роль в данный момент играют республиканцы» (обзор 07–13.03.2017).

Вашингтонская газета «Хилл» признала, что «атмосфера в Вашингтоне, возникающая вокруг всего, что хоть как-то связано с Россией, выходит из-под контроля» (обзор 07–13.03.2017).

Постоянный автор журнала «Нейшн» Стивен Коэн выразил «возмущение и тревогу по поводу набирающего силу в Вашингтоне неомаккартизма и ведущей роли либеральных и даже прогрессивных демократов и их средств массовой информации в этой получающей все более институциональные формы истерии, а также по поводу той серьезной угрозы, которую она представляет как для американской демократии, так и для американо-российских отношений» (обзор 21–27.03.17).

Да, это было мнение одного из тех независимых, которые не боятся говорить правду, но информационное влияние «Нейшн» слишком мало по сравнению со СМИ мейнстрима…

Гораздо чаще публику пугали Россией, тем, например, что «Путин спровоцирует конституционный кризис в США». «При этом Белый дом изо всех сил старался выпутаться из скандала вокруг связей с Россией, поскольку все его планы оказались под угрозой из-за растущего количества вопросов о возможных связях представителей команды Трампа с Россией. Сам президент назвал это расследование „охотой на ведьм“», — указала «Вашингтон пост» (обзор 28.03 – 03.04.17).

СМИ, с одной стороны, признавали иногда параноидальность американской политики, с другой стороны, они будут продолжать винить Россию во «вмешательстве» в их президентские выборы (обзор 25.04 – 03.05.17).

«Конечно, мы смотрим из Москвы на этот хаос с некоторой улыбкой, — сказал газете „Нью-Йорк таймс“ российский политолог Сергей Марков. — Очень многие американцы раньше именно так смотрели на хаос в России. Это своего рода психологическая месть». Кроме того, американские официальные лица, занятые внутренними проблемами, имеют меньше времени для того, чтобы вмешиваться в российские дела, добавил он (обзор 16–22.05.17).

Один из авторов «Нью-Йорк таймс», приняв за аксиому вмешательство Москвы в американские выборы ради «создания хаоса» и «революционной ситуации» в США, признал: «Факт, который американцы, возможно, упускают из виду, состоит в том, что нынешнюю революцию в Вашингтоне нельзя объяснить исключительно вмешательством России. Прежде всего и главным образом эта революция была сделана в Америке» (обзор 30.05 – 05.06.17).

По мнению другого автора, из «Вашингтон пост», «Республиканская партия рискует стать союзницей Путина в Соединенных Штатах. Есть основания серьезно утверждать, что уже в настоящий момент она сильно напоминает поддерживаемые Путиным европейские движения».

При этом в том же номере газеты еще один автор отметил иное: «Председатель сенатского Комитета по иностранным делам Боб Коркер обвинил демократов в Сенате в том, что они „лучшие друзья России“ за отказ одобрить меры по внесению технических правок в законопроект о санкциях против России и Ирана до тех пор, пока они не получат гарантий, что Палата представителей их одобрит» (обзор 27.06 – 03.07.17).

Накануне встречи Путина и Трампа в Гамбурге «Вашингтон пост» указала, что «Среди экспертов по внешней политике, поддерживающих усилия Трампа по улучшению отношений с Россией, растет недовольство тем, что нынешние политические условия сделали эту цель практически невозможной. … Это было бы чрезвычайно сложно для Трампа, даже если бы он имел возможность сделать то, что является жизненно важным национальным интересом, то есть улучшить отношения с Россией, — сказал Джек Мэтлок, бывший послом в СССР при президенте Рональде Рейгане. — Обращаться с русскими, как будто они враги, совершенно абсурдно, и все же это является неотъемлемой частью настроений в Конгрессе» (обзор 04–10.07.17).

Итоги встречи Путина и Трампа в Гамбурге ведущие американские СМИ оценили исключительно негативно. Показательной была логическая «оплошность» в статье на сайте Си-эн-эн (09.07): «Многие критики Трампа будут рассматривать эту встречу как признак того, что Россия не понесет никакого реального наказания за ее предполагаемые попытки способствовать поражению кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон». Собственно, реально наказывать «непослушных» лидеров других стран за предполагаемые нарушения (демонстрация белого порошка в пробирке как «доказательства» и повода для вторжения, например) давно уже стало традицией для приверженных «власти закона» правителей США (обзор 04–10.07.17).

Журнал «Ю-эс ньюс энд уорлд рипорт» признал, что «Демократы и СМИ продолжают гнать небылицы о сговоре Трампа с Россией. Американская система нуждается в честности гораздо в большей степени, но пока она восполняет ее своими возможностями развлекать публику. Продолжающаяся погоня за доказательствами сговора Дональда Трампа с российским правительством с целью выиграть президентство приобрела все аспекты фарса» (обзор 11–17.07.17).

Но подобные признания ничего изменить не могли — ни в русофобских умонастроениях властных элит, ни в следующих за ними, подвластных им ведущих СМИ.

«Белый дом сообщил, что президент Дональд Трамп планирует подписать одобренный Конгрессом законопроект, который ограничит его право отменять антироссийские санкции, что станет мощным ударом по его отношениям с президентом России Владимиром Путиным. Учитывая единодушие конгрессменов от обеих партий, у Трампа нет иного выхода, кроме как подписать этот законопроект, несмотря на то, что Белый дом решительно выступал против его принятия» (обзор 25–31.07.17).

По мнению бывшего заместителя директора ЦРУ Джона Маклафлина, «Наша стратегия должна быть ориентирована на установление [для Москвы] чётких границ … мы не можем уступать России и позволять ей действовать по-своему … Речь идет о том, чтобы по мере возрождения России обуздать ее самые порочные наклонности. Для этого необходимо, чтобы Соединенные Штаты демонстрировали непоколебимую позицию в тех вопросах, которые имеют для США наибольшее значение. Они должны создавать возможности для единомышленников-россиян в их стремлении к интеграции в глобальную систему» (обзор 08–14.08.17).

Ведущие СМИ пытались убедить американскую публику, что Россия стоит не только за «назначением» президента США, но и за действиями американских неонацистов, например в Шарлотсвилле (штат Вирджиния), где решение властей о сносе памятника генералу-конфедерату Роберту Ли стало поводом для масштабных столкновений противников и сторонников такого шага. (обзор 22–28.08.17).

«Со дня выборов полемика по поводу якобы российского вмешательства и сговора с Трампом поглотила Вашингтон и национальные СМИ. Тем не менее почти год спустя нет конкретных доказательств. Есть утверждения американских спецслужб о том, что российское правительство взломало электронную почту и использовало социальные сети для того, чтобы помочь избрать Дональда Трампа, но подтверждения так и нет», — констатировал автор журнала «Нейшн». И сделал вывод, что, «Начиная с обвинений в сговоре предвыборной кампании Трампа с Россией и до российских покупок рекламы на Фейсбуке, — СМИ используют обман для доказательств. А „Рашагейт“ —больше выдумка, чем факт» (обзор 04–10.10.17).

«В новой американской стратегии национальной безопасности Китай и Россия представлены в качестве соперников США, стремящихся изменить глобальную расстановку сил в собственных интересах, что может создать угрозу Соединенным Штатам, — указала „Вашингтон пост“. — Об этом сообщили сотрудники администрации Трампа» (обзор 12–18.12.17).

О том, «как неспособность Америки выполнить данное в 1990 году обещание привело к множеству глобальных кризисов сегодня», рассказал Эндрю Бацевич в журнале «Америкэн консерватив». Благодаря рассекреченным документам, опубликованным Архивом национальной безопасности США, теперь мы точно знаем, указал он, насколько открытыми и недвусмысленными были заверения Вашингтона в том, что НАТО «больше не собирается расширять свои границы» (обзор 19–25.12.17).

Уже в новом году упомянутый выше Стивен Коэн указал на нечистоплотность ведущих американских СМИ, отметив: «новые документы, свидетельствующие о нарушении Вашингтоном своего обещания не расширять НАТО „ни на дюйм к востоку“, не были опубликованы ни „Нью-Йорк таймс“, ни „Вашингтон пост“, ни „Уолл-стрит джорнэл“, не были обнародованы ни одним из крупных телеканалов США» («Нейшн», 10.01.18).

«Главный демократ в Комитете Сената по международным отношениям в среду усилил давление на администрацию Трампа с тем, чтобы ввести новые санкции в отношении России. Он выступил с внушительным докладом, написанным без участия Республиканской партии, в котором приводятся подробности предполагаемого вмешательства президента Владимира Путина в выборы в различных странах мира», — это уже продолжение вашингтонской «песни о главном» также в новом году («Политико», 10.01.18).

«Для защиты от будущих действий Путина, нацеленных на дестабилизацию выборов, демократы, помимо прочего, предлагают включать следователей ФБР в штат сотрудников посольств и раскрывать информацию о „личной коррупции и хранящихся за рубежом материальных ценностях“ российского лидера», — указало издание.

«Как отмечается в докладе, помимо санкций, существует множество других мер, которые должны стать частью всеобъемлющей американской стратегии, — писала «Нью-Йорк таймс» (10.01.18). — К ним относится помощь в укреплении демократических институтов в европейских странах, подверженных особой опасности, выявление и замораживание связанных с Кремлем грязных денег, а также создание коалиции с целью противостояния российским гибридным угрозам.

Но самым главным является лидерство, обеспечивать которое Дональд Трамп пока отказывается. На своей странице в Твиттере он осудил демократов за их доклад, и еще раз заявил, что в сговор с Москвой не вступал».

Неожиданно редакция «Уолл-стрит джорнэл» (12.01.18) взяла у Дональда Трампа интервью и опубликовала его. Там, в частности, американский президент отмечает по поводу «Рашагейт»: «демократы знают, что это измышления. Они пользуются этим как предлогом, которым оправдывают свое поражение на выборах. Они знают, что это фальшивка. И, тем не менее, – доят эту корову досуха».

«Вашингтон пост» (14.01.18) отметила, что «За последние два месяца республиканцы в Конгрессе провели и выслушали шквал показаний в попытке завершить расследование [по „Рашагейт“]. Но демократы говорят, что их республиканские коллеги двигаются слишком быстро и не желают опросить многочисленных свидетелей, готовых дать показания по этому делу, а также следовать ключевым направлениям расследования.

Обе стороны, похоже, движутся в противоположных направлениях: республиканцы сосредоточены на утверждениях о неправомерных действиях ФБР, которые могли навредить Трампу, а демократы сосредоточены на разоблачении неспособности Республиканской партии до конца расследовать предвыборную кампанию Трампа».

Можно с уверенностью утверждать, что в текущем году на информационном поле США применительно к России ничего не изменится: властные элиты Америки жестко настроены против нашей страны, а СМИ мейнстрима будут строго следовать интересам этих элит, продолжая дискредитировать Владимира Путина и его окружение, но поддерживая всех его более-менее значимых оппонентов как внутри страны, так и за ее рубежами.