В последние три месяца в Белоруссии проходила комплексная проверка вооруженных сил, которую инициировал Александр Лукашенко. На территории всей страны была объявлена мобилизация резервистов, проверялись оружие и техника, а венчали мероприятие огневые учения на полигонах. Это очередной сигнал, показывающий, что белорусский лидер придает все большее значение военной сфере.

Армия на последнем месте

Много лет Лукашенко занимался вооруженными силами по остаточному принципу. Международное окружение не предвещало атаки извне, в то время как закручивавшая гайки для собственного населения власть имела основания опасаться беспорядков внутри страны. Поэтому основной акцент делался на развитие и содержание полицейских сил: войск МВД, милиции, ОМОНа, выступавших для белорусского сатрапа своеобразной страховкой. В иерархии силовых структур армия находилась в самом низу.

Согласно распространенному мнению, российское нападение на Украину заставило белорусского президента осознать, что размещение вооруженных сил на последнем месте было не самой лучшей идеей. Но на самом деле Лукашенко начал (довольно неожиданно) проявлять интерес к происходящему в армии еще до Майдана в Киеве. Он ездил по военным частям, оружейным заводам, говорил об инвестициях и модернизации оборонной структуры государства. За заявлениями следовало увеличение бюджетных отчислений на оборону.

С чем была связана такая неожиданная перемена? Сложно предположить, что белорусский президент пророчески предвидел украинскую бурю. Причина была, скорее, прозаичной и вписывалась в непрекращающуюся игру Лукашенко с Москвой, ставкой в которой выступает его независимость. Очередным полем этой игры стала белорусская армия.

«Лукашенко осознает, что с лояльностью его армии могут возникнуть проблемы. В ходе конфликта на Украине появились вопросы о лояльности украинских вооруженных сил, а в Белоруссии эти сомнения были еще сильнее, в особенности если говорить про офицерский состав. Тем более что он по большей части обучался в Москве. Это постепенно меняется, потому что все больше белорусских офицеров проходит подготовку у себя в стране», — рассказывает Wirtualna Polska Анна Мария Дынер (Anna Maria Dyner) — эксперт по Белоруссии Польского Института международных отношений.

Что еще хуже, белорусская армия полностью русифицирована: все приказы и документы составляются на русском, хотя белорусская конституция гарантирует использование двух государственных языков. У проблемы есть еще один, практический, аспект. С тех пор как россияне после 2008 года всерьез взялись за реформирование своих вооруженных сил, заработки российских военных выросли и сейчас в несколько раз превышают жалование их белорусских коллег. А дело в том, что благодаря существованию Союзного Государства России и Белоруссии белорусские граждане после обязательной военной службы на родине могут быть приняты в российские вооруженные силы. Оказалось, что многие белорусы пользовались этой возможностью. Минские власти не на шутку перепугались, что их армии угрожает масштабная утечка мозгов.

Советское наследие

Когда 25 лет назад Белоруссия делала первые независимые шаги, ее армия могла вызывать зависть и восхищение. Государство с 10-миллионным населением унаследовало от СССР почти четверть миллиона военнослужащих, две мощные танковые армии, армию воздушной обороны и авиации. Более того в Белорусский военный округ, находящийся в непосредственном тылу фронтов потенциальной войны между Организацией стран варшавского договора и НАТО обычно попадали самые современные вооружения в советской армии. Например, находившиеся на белорусской службе танки Т-72Б существенно превосходили по возможностям экспортную модификацию Т-72М, которая поступала в польские части. Однако от былой мощи после 25 лет независимого существования осталось мало. Из указанных выше соображений режим Лукашенко все эти годы не уделял этой сфере особого внимания.

Численность армии уменьшилась почти в пять раз, не проводилось никаких серьезных программ модернизации, а большая часть техники помнила еще советские времена. Одновременно усилилась зависимость Минска от России в военной сфере.

Хотя Белоруссия до сих пор официально имеет статус нейтрального государства, это не мешает ей принадлежать к военному блоку под руководством России — ОДКБ. Помимо этого обе страны пользуются единой системой противовоздушной обороны. На белорусской территории у Москвы есть две радиолокационные станции, кроме того она не первый год стремится получить новые объекты, хотя Лукашенко удается успешно затягивать решение этого вопроса.

Россияне очень хотят, чтобы белорусские власти согласились на их авиабазу в Бобруйске, однако, видно, что Лукашенко надеется «обменять» ее на что-то существенное: экономическую помощь, большой кредит или инвестиции. Он будет медлить со своим согласием настолько долго, насколько сможет, отмечает Анна Мария Дынер.

Ситуация любопытна тем, что в Бобруйске находится аэродром, с которого могут летать стратегические бомбардировщики, способные переносить ядерное оружие. «Отмечу, что в таких случаях обычно идут переговоры о том, кто будет отдавать приказ о старте самолетов с такого аэродрома. Если россияне будут летать оттуда по собственному усмотрению, не консультируясь с белорусами, значит, Лукашенко перестанет быть главнокомандующим вооруженных сил на территории  собственного государства. А ему вряд ли это понравится», — отмечает аналитик.

Проблемы с техникой

Хотя Минск ведет тесное военное сотрудничество с Москвой, он не дождался от нее крупных поставок современной техники. Возможно, за исключением ракетных комплексов С-300 и Тор-М2, что, естественно, связано с общей системой противовоздушной обороны. Кремль, судя по всему, считает, что все необходимое с точки зрения российских вооруженных сил в Белоруссии уже есть. А в случае возникновения потенциального конфликта россияне смогут перебросить туда дополнительные вооружения.

Между тем у белорусской армии есть неотложные нужды. Особенно в сфере авиации. Согласно докладу «Военный баланс» (The Military Balance) за 2016 год, состояние белорусского флота боевых самолетов «вызывает вопросы». Власти в Минске предпринимают некоторые попытки модернизации, но самой главной проблемой армии остаются финансовые возможности, поскольку экономика погрузилась в кризис. «Лукашенко достиг потолка возможностей в плане выплаты очередных кредитов, так что, скорее всего, дальше он этим путем не пойдет», — полагает Дынер.

Кремль, правда, не горит желанием передавать соседу самые современные системы, но белорусская армия и так, по большому счету, функционирует благодаря российским влияниям. «В Белоруссии ни для кого не секрет, что фактически россияне часто используют совместные учения, чтобы негласно передать белорусской армии топливо, запасные части или оборудование», — говорит эксперт Польского Института международных отношений. 

Даже если претендующий на независимость Лукашенко захотел бы усилить свою армию за счет отечественного потенциала, его ограничивают возможности белорусской оборонной промышленности, которая еще сильнее связана с российским ВПК, чем украинская. Главная проблема состоит в том, что в Белоруссии производят преимущественно не технику целиком, а компоненты и части систем, которые монтируются в России для российской армии. Впрочем, по этой причине Москва все активнее старается выкупить большинство белорусских предприятий.

Угроза для Польши?

Принципиальный вопрос состоит в том, представляет ли белорусская армия реальную угрозу для польской безопасности? Москва и Минск из года в год проводят совместные военные учения под названиями «Запад» и «Щит Союза», на которых регулярно отрабатываются атаки по Польше или странам Балтии (это часто эвфемистически называют «активной обороной»).

Реальную опасность для Польши представляет не столько военный потенциал Белоруссии, сколько перспектива использования ее территории российскими силами, а также неблагоприятные географические факторы. Приграничный Брест и Варшаву разделяют всего 200 километров, между тем польское Министерство обороны лишь в прошлом году приняло решение об укреплении польских гарнизонов на востоке страны, уступающих по численному составу и оснащению подразделениям на западе.

«Белоруссия сильна танковыми войсками, кроме того с ее территории легко использовать авиацию. Она не останется белым пятном, которое в случае начала боевых действий станут обходить стороной россияне. Я думаю, они будут пользоваться ее территорией, как собственной, не спрашивая ни у кого разрешения», — говорит Анна Мария Дынер. При таком развитии событий белорусские вооруженные силы, скорее всего, будут играть вспомогательную роль при российских подразделениях.

Однако сейчас у Лукашенко есть более насущные задачи, чем разработка планов по захвату Польши. Конфликт на Украине ясно показал, что Белоруссия не может чувствовать себя в полной безопасности в контексте имперских устремлений Кремля. «На самом деле все в Белоруссии задаются вопросом, что будет в случае конфликта с Россией, и сможет ли Белоруссия дать какой-то ответ. Парадокс заключается в том, что все оборонительные системы ориентированы на защиту от западных государств», — говорит Дынер.

Аналитик подчеркивает, что белорусская армия менее коррумпирована, чем украинская, а ее моральный дух более высок. Однако самая большая проблема — это проникновение российских агентов в ряды белоруской армии — более масштабное, чем в случае украинских вооруженных сил. Хотя сценария с появлением «зеленых человечков» на востоке Белоруссии полностью исключать нельзя, пока — это очень отдаленная перспектива.

«Сейчас у россиян нет причин подозревать белорусов в нелояльности. Я думаю, что здесь тоже развернется серьезная игра. Лукашенко будет маневрировать и не позволит сложиться ситуации, в которой его смогут обвинить в нелояльных действиях», — подводит итог Дынер.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.