Теперь Путин — не только рыболов, охотник и ныряльщик, но еще и водитель грузовика, пишут западные СМИ. Подобно Юрию Гагарину, он сказал «Поехали!» и отправился в путь. Путин построил прекрасный мост. Но есть и другие мосты, и их он разрушил: например, отношения с братской страной-соседом. Многие, особенно на Украине, скрипят зубами от злости, глядя на Крымский мост.

 

Путин рулит по мосту в направлении Крыма, и это символично, прямо как полет Гагарина в космос, считает Юлиан Ханс из немецкой «Зюддойче цайтунг» (Süddeutsche Zeitung):


К множеству ролей, которые Владимир Путин исполнил в прошлом, прибавилась еще одна. После гастролей в качестве рыболова, охотника, защитника птиц и ныряльщика российский президент проявил себя как водитель грузового автомобиля. За рулем оранжевого КАМАЗа Путин первым проехал во вторник по только что отстроенному мосту с материковой части России в Крым.


О символической ценности, которая приписывается этой поездке, свидетельствовало даже слово, которое Путин громко произнес в микрофон перед отправлением: «Поехали!» (…) Любой человек, который вырос в культурной среде советского стиля, конечно, вспомнит, что космонавт Юрий Гагарин перед своим первым полетом в космос 12 апреля 1961 года произнес именно это слово. Следовательно, исторический старт.


В немецкой «Швэбише цайтунг» (Schwäbische Zeitung) Клаус-Хельге Донат рассуждает, что Россия на самом деле не строит мосты, а разрушает:


Появился сухопутный коридор из Крыма в Россию — Владимир Путин опять поставил нас перед фактом. Если бы он был начальником строительства Берлинского аэропорта!


Однако этому мосту присуще нечто искусственное. Позорное пятно незаконной аннексии Россией еще долго будет портить репутацию Крыма. Тем более что присвоение территории останется провалом: Путин приобрел два миллиона этнических русских в Крыму и на востоке Украины — и потерял 40 миллионов граждан соседней страны, которые прежде были настроены дружелюбно в отношении России. Каждым словом, каждым шагом хозяин Кремль толкает их в объятия Запада.


Украина настроена серьезно. Ее отход от России происходит на всех уровнях, и возвращение, кажется, будет невозможно еще на протяжении десятилетий. Украина отвергает авторитаризм мнимого «большого брата». И в этом она каждый день достигает большего успеха, чем прежде.


Путин построил мост. Но на самом деле он разрушил почти все мосты, пережившие распад Советского Союза. Если Путин и строит мосты, то только затем, чтобы отгородиться.


В немецкой «Франкфуртер алльгемайне цайтунг» (Frankfurter Allgemeine Zeitung) Фридрих Шмидт в связи с открытием Крымского моста рассуждает, что интеграция Крыма идет полным ходом, однако жизнь осложняют санкции:


Реализация проекта под названием «интеграция Крыма» идет полным ходом. Показать, что дела обстоят типичным для России образом, призваны иностранные посетители и мероприятия с их участием, например, Ялтинский международный экономический форум, который недавно прошел в четвертый раз. Границы между реальностью и видимостью условны.


Санкции ЕС, связанные с Крымом и Севастополем, на самом деле оставляют лазейки для действий. Кажется, европейские компании боятся «экстерриториальных» мер наказания, предусмотренных американскими санкционными правилами. Европейская сторона ввела ограничения в отношении отдельных лиц (среди них — представитель Крыма Мурадов) и запретила ввоз товаров из Крыма. Европейские санкции запрещают приобретение или увеличение доли в недвижимости или «учреждениях» на полуострове, а также оказание там туристических услуг. Кстати, строгий запрет экспорта и поставок касается таких областей, как транспорт, коммуникации, энергетика, а также нефтегазовые и минеральные ресурсы.

 

В австрийской «Штандарт» (Der Standard) Андрэ Баллин говорит, что Путин укрепляет связь России с Крымом с помощью самого длинного моста в Европе:


Россия надеется, что (…) преодолеет изоляцию Крыма. Согласно расчетам, проводившимся до начала реализации проекта, мост и легкость доступа к Крыму, которую он обеспечивает, особенно выгодны сферам туризма, судостроительства, химической промышленности и сельского хозяйства.


В настоящее время показатель уровня жизни на полуострове, аннексированном Россией в 2014 в нарушение международного права, заметно ниже среднего российского показателя. Средняя заработная плата составляет 26 тысяч рублей. Правда, это выше, чем в украинские времена, но ведь одновременно резко выросли и цены.


Кстати, строить мост было позволено Аркадию Ротенбергу, близкому другу Путина. В то время как Крым после появления моста стал еще ближе к России, внешнеполитическая изоляция страны сохраняется: принадлежность Крыма к России пока официально признали только Армения, Боливия, Никарагуа, Северная Корея и Сирия.


Прекрасный мост соединил Россию с Крымским полуостровом, пишет польская «Жечпосполита» (Rzeczpospolita):


Российский бюджет не пожалел денег на строительство Крымского моста. Основным подрядчиком была компания, принадлежащая Аркадию Ротенбергу — другу президента и партнеру по клубу дзюдо. (…) Несмотря на санкции США и ЕС, в инвестициях в строительство участвовали многие западные компании, в том числе американская «ЭксонМобил» (Exxon Mobile) и немецкие компании «Штеттер» (Stetter) и «Хайдельберг Цемент» (Heidelberg Cement). В Нидерландах проводится расследование против нескольких местных бизнесменов, которые предоставили для строительства моста специализированную строительную технику.


Миколь Фламмини в итальянской «Фольо» (Il Foglio) заходит издалека:


Россия одержима мостами. При такой огромной территории, длиннейших реках и крупнейших озерах, сопоставимых с морем, страна действительно всегда испытывает необходимость в мостах. Торжественно открыт, пожалуй, самый спорный из них — Крымский мост, построенный через Керченский пролив и соединяющий Крым с Краснодарским краем. (…)

 

Динамичный и изящный язык из бетона и рельсов, жадно захватывающий Азов, — памятник мимолетно промелькнувшей истории, которую международное сообщество не смогло остановить. России он обошелся в цену свыше полутора миллиардов долларов, и эту цену Владимир Путин захотел заплатить в том числе и за свою почти единогласную победу на президентских выборах в марте.

 

«Северный поток» и Крымский мост — ответ Путина на санкции, пишет Антонелла Скотт в «Соле 24 Оре» (Il Sole 24 Ore):

 

Проект бросил вызов самым разным стихиям (ветер, лед, морское дно не давались ни нацистам, ни советским строителям), но это еще не все: он глубоко символичен как для Москвы, консолидирующей контроль над территорией, которую почти никто не признает российской, так и для Украины, у которой отобрали Крым в 2014 году и которая теперь, перед открытием первого автомобильного участка моста, обвиняет русских в циничном пренебрежении международным правом. (…)


В ключе будущих недоразумений Крымский мост может стать образцом для подражания при реализации проекта «Северный поток»: выйдя из грузовика, Путин говорил о том, что воплощение «чуда» в жизнь стало возможно благодаря таланту трудившихся над строительством людей, при этом пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подчеркивает, что «многие считали эти проекты нереализуемыми».


Эта короткая поездка на грузовике — гораздо больше, чем простая прогулка, считает «Мессаджеро» (Il Messaggero):


Это просто прогулка для тех, кто, как и Путин, любит рулить танками и управлять вертолетами, но с исторической точки зрения эта поездка российского президента за рулем грузовика играет довольно важную роль. Керченский мост теперь стал реальностью. (…)


Крым получил прямое сообщение с Россией спустя четыре года и два месяца после оспариваемого объединения. Киеву, само собой, это не понравилось. Министерство иностранных дел Украины распространило заявление, в котором называет строительство моста «незаконным» и снова обвиняет Москву в оккупации полуострова, считающегося неотъемлемой частью территории Украины. Европейский союз в лице Верховного представителя ЕС по иностранным делам Федерики Могерини (Federica Mogherini) поддержал Украину, обвинив Россию в «очередном нарушении территориальной целостности Украины».


Кремль, однако, пожимает плечами. Для Путина строительство моста — это реализовавшаяся «мечта», даже «чудо», к которому Россия стремилась «с царских времен» и регулярно возвращалась к этому желанию во все моменты своего могущества — и в 1930 годы при Сталине, и в 1960-е годы космических достижений Юрия Гагарина.


«Стампа» заметила, что мост не даст украинским кораблям проходить к украинским портам:


Строительство моста завершено за полгода до запланированной даты окончания, хотя железнодорожная часть и будет готова лишь через год. Стоимость моста длиной 19 километров составила 3,7 миллиардов долларов. (…)


По мнению ЕС, «цель строительства моста — укрепить интеграцию нелегально аннексированного полуострова с Россией и усугубить его изоляцию от Украины».


Кроме того, мост ограничивает проход кораблей в украинские порты на Азовском море через Керченский пролив.

 

Крымский мост — это так по-путински, заявляет Пекка Хакала в финской «Хельсингин Саномат»:


Крымский мост — путинская Россия в лучшем виде: крупное достижение, к которому пришли аморальным путем.


Строительство моста предоставили компании «Стройгазмонтаж», которая принадлежит другу-дзюдоисту Путина Аркадию Ротенбергу. Тендер не проводили. Другими словами, проект, который начался с воровства, продолжили исполнять коррупционным путем.


Киев и многие другие города к западу от Киева смотрели, как Путин проезжает на грузовике по новому мосту, скрипя зубами от злости. И на то была причина. Горечи становится только больше от мысли о том, что это достижение Путина вполне можно назвать историческим.


Об этом мосте безуспешно мечтали Сталин и нацисты, а Путин взял и построил, пишет в «Хельсингин Саномат» Кайса Хаккарайнен:


Для Путина этот проект — вопрос чести. Он символизирует не только величие президента, но и статус отколотого от Украины Крыма и господство России в Черном море.


В норвежской «Афтенпостен» (Aftenposten) Пэр Андерс Юхансен обращает внимание на обещания, данные Путиным россиянам на церемонии открытия Крымского моста:


На церемонии открытия Путин пообещал, что Россия станет лучшей в мире страной для жизни.


«Мы будем строить новые дороги, новые мосты, новые аэропорты и порты», — заявил Путин.


На прошлой неделе Путин заявлял, что средняя продолжительность жизни в России увеличится до 78 лет, что бедность снизится вполовину и что Россия войдет в число пяти крупнейших экономик мира к 2024 году.


Ряд российских аналитиков раскритиковал «майские тезисы» Путина, сочтя их совершенно невыполнимыми.


Датчанин Симон Крусе отмечает в «Берлингске» (Berlingske), что Путин прикрепил Крым к России вопреки украинским протестам:


Открытие моста в высшей степени символично, хотя и вызывало массу противоречий.


Россия аннексировала украинский полуостров в 2014 году, и Киев по-прежнему рассматривает Россию как оккупанта в Крыму и на востоке Украины. Для Москвы же мост, напротив, знак того, что руководство страны ни под каким видом не собирается выпускать контроль над полуостровом из своих рук. (…)

 

Девятнадцатикилометровый мост, совмещающий асфальтовое и железнодорожное полотно, полностью откроется в следующем году и станет самым длинным в России. Строительство моста было сопряжено с рядом трудностей, во многом из-за типичных для окружающей местности землетрясений и ураганных ветров.


Однако полного политического триумфом все же не вышло. Украина подала против строительства моста международный иск. По мнению Киева, строительство моста привело к нарушению судоходства между приморскими городами Азовского моря.


«Юлландс-Постен» (Jyllands-Posten) тоже проследила за тем, как Путин перерезал ленточку, и отмечает, что Крымский мост принесет жителям юга России и Крыма значительное облегчение:


Этот мост станет длиннейшем не только в России, но и во всей Европе, опередив семнадцатикилометровый мост Васко да Гамы через реку Тежу в Лиссабоне.


С транспортной точки зрения Крымский мост принесет значительное облегчение. В настоящее время путь в Крым через юг России сильно затруднен в связи с ограниченной пропускной способностью паромной переправы.


Кроме того, зимой регулярное движение судов в Керченском проливе часто нарушается из-за суровых погодных условий. До настоящего момента основная часть пассажиров прибывала в Крым по воздуху.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.