Подобно паводковым водам, подбирающимся к замку в самом центре средневекового города, многочисленные кризисы Европы обступили ее несомненного лидера. Тот факт, что журнал Time выбрал Ангелу Меркель Человеком года, вряд ли станет для нее серьезным утешением, поскольку на предстоящем съезде ее партии, который пройдет на следующей неделе, ей предстоит столкнуться с чем-то, очень похожим на бунт. Молодежное крыло Христианско-демократического союза хочет предложить ввести ограничение на число беженцев, которым будет разрешен въезд в Германию, и, по некоторым оценкам, около 40% делегатов могут поддержать это предложение. Судя по всему, г-жа Меркель сможет выстоять перед лицом этого непосредственного политического вызова, однако положение канцлера — который находится в самом центре центра Европы — серьезно пошатнулось.

Я никогда не забуду фотографию г-жи Меркель, стоящей в центре огромной пустой сцены: над ее головой висел плакат с простой надписью «Die Mitte» («Центр»). За последние 10 лет она и Германия вместе с ней стали этим центром — центром Европы в политическом, экономическом, дипломатической и идеологическом смыслах. И дело не только в том, что Германия взяла на себя роль лидера в урегулировании долгового кризиса еврозоны, агрессии России на Украине и теперь миграционного кризиса. Европейская политика постепенно смещается от старого центра в сторону.

Немецкая газета Bild недавно опубликовала карту, озаглавленную «Правые соседи Германии», на которой были отмечены соседние с Германией страны, в которых правые партии либо уже находятся в правительстве, либо скоро туда попадут: Дания, Польша, Чешская Республика, Австрия, Франция, Бельгия и Нидерланды. В Германии центр пока держится. Но, как пишет Bild, в ходе опросов общественного мнения «Альтернатива для Германии» набрала 8% голосов. «Альтернатива для Германии» делает акцент на проблеме миграции и в первую очередь на такой миграции, в рамках которой в самое сердце их родины прибывают чуждые европейским ценностям мусульмане (то есть, потенциальные террористы).

Здесь и кроется проблема: если бы г-жа Меркель не пустила почти миллион беженцев и мигрантов в течение всего одного года, она все еще была бы бесспорной императрицей Германии и Европы.

Но позвольте мне высказаться предельно четко и ясно: даже если этот огромный приток беженцев оказался результатом нетипично импульсивного просчета обычно крайне осторожного канцлера, он все равно стал одним из звездных моментов в истории Германии. Германия превратилась в землю обетованную для утомленных, нищих, загнанных в угол людей, которые больше всего на свете хотят вздохнуть свободно. Статуя свободы на время переехала в Берлин.

Между тем, настроения обыкновенных, цивилизованных немцев вполне понятны: довольно, мы не можем тянуть всех в одиночку. Этот миллион беженцев, многие из которых получили тяжелую травму, которые принадлежат разным культурам, прибыли в течение всего одного года в страну с численностью населения в 80 миллионов человек. За исключением Швеции, большинство партнеров Германии почти полностью отказались принимать беженцев. Даже такое богатое и хорошо организованное государство, как Германия, начнет давать трещины под столь мощным давлением. И мы не может ожидать, что Германия будет действовать в том же духе и дальше.

Воспользовавшись замедлением потока беженцев, которое неизбежно произойдет из-за наступления зимы, вся Европа должна начать борьбу с теми преступниками, которые обрекают целые семьи на гибель в море, должна обеспечить более благоустроенные лагеря для беженцев в странах вокруг Сирии, усовершенствовать процесс контроля над миграцией на юго-востоке Европы и постараться не только наказать Исламское государство за теракты в Париже, но и положить конец этой войне.

Между тем, Германии придется выполнить массу домашней работы. Даже если в Германию больше не приедет ни один мигрант, там уже сложилась такая ситуация, когда на 80 граждан приходится один беженец. Если удастся успешно интегрировать их в немецкое общество, эти преимущественно молодые и энергичные люди помогут решить хроническую демографическую проблему Германии, а именно проблему стремительно стареющего местного населения, живущего в условиях щедрой системы социального обеспечения. Если эти попытки окажутся безуспешными, Германия получит радикализированные меньшинства и, возможно, теракты, которые спровоцируют рост напряженности и недоверия между немусульманским большинством и мусульманским меньшинством. Чтобы справиться с этой задачей, Германии придется очень быстро изменить часть своих устоев.

Возможно, это станет последним и самым сложным вызовом для влиятельного немецкого лидера. Ей придется убедить свой народ в том, что поток иммигрантов находится у нее под контролем, и одновременно повести его по пути беспрецедентной гражданской, экономической и культурной интеграции беженцев, которые уже находятся на территории Германии. Если ей удастся это сделать, она заслужит не только звание Человека года по версии журнала Time. Ей нужно будет вручить Нобелевскую премию мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.